Цессионер банкрот может заявлять о банкротстве должника

Вс разъяснил, когда возможна уступка требований к банкроту после его ликвидации

Цессионер банкрот может заявлять о банкротстве должника

Верховный Суд РФ вынес Определение № 308-ЭС19-12135 по делу о предъявлении требований должнику-банкроту, переданных по уступке уже после его ликвидации.

Обстоятельства дела

В 2011 г. ОАО «Россельхозбанк» заключило шесть договоров об открытии кредитной линии с ООО «ДжиТиЭм-Груп», во исполнение которых банк перечислил заемщику 167 млн рублей. Общество так и не вернуло банку полученный кредит.

В марте 2013 г. в отношении заемщика была возбуждена процедура банкротства. Через несколько месяцев суд признал компанию банкротом и ввел в ее отношении упрощенное конкурсное производство.

Требования банка были включены в третью очередь реестра требований кредиторов должника как обеспеченные залогом имущества. Спустя несколько лет банк уступил требование к должнику Рашиду Мишу.

На дату заключения договора уступки общая сумма требований банка к должнику превысила 154 млн рублей.

В июле 2018 г. завершилось конкурсное производство в отношении «ДжиТиЭм-Груп», в следующем месяце сведения о компании были исключены из ЕГРЮЛ. В сентябре того же года Рашид Миш передал по 1/2 требований к должнику Рустаму Мешвезу и индивидуальному предпринимателю Андрею Титову. В октябре 2018 г.

они обратились в суд с заявлениями о процессуальном правопреемстве. Каждый потребовал заменить банк (первоначального кредитора) на них в деле о банкротстве ООО «ДжиТиЭм-Груп».

В обоснование своих требований заявители сослались на то, что замена кредитора возможна в деле о банкротстве и после завершения конкурсного производства.

Арбитражный суд прекратил производство по заявлениям граждан. Впоследствии апелляция и кассация поддержали решение суда первой инстанции. Суды сочли, что все заявления и ходатайства в рамках банкротного дела рассматриваются до ликвидации должника.

С момента внесения в ЕГРЮЛ записи о ликвидации должника прекращаются производства по всем заявлениям и ходатайствам.

Кроме того, они отметили, что переход права от Рашида Миша в пользу заявителей не мог состояться, следовательно, договор уступки требований от 21 сентября 2018 г. ничтожен.

Выводы Суда

В своих кассационных жалобах в Верховный Суд РФ Рустам Мешвез и Андрей Титов ссылались на неверное применение нижестоящими инстанциями норм права о процессуальной замене кредиторов в деле о банкротстве должника. Заявители полагали, что прекращение производства по заявлениям о процессуальном правопреемстве лишило их прав на судебную защиту своих интересов, предоставленных кредиторам по завершении конкурсного производства.

Изучив обстоятельства дела № А32-14909/2013, Верховный Суд РФ напомнил, что в соответствии с п. 4 ст. 149 Закона о банкротстве конкурсное производство завершается с внесением в ЕГРЮЛ записи о ликвидации должника. По общему правилу, ликвидация юрлица влечет его прекращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам (п. 1 ст. 61 ГК РФ).

«Ввиду отсутствия субъекта правоотношений, коим являлся должник-банкрот, предъявление к нему правопритязаний лишено какого-либо смысла, так как даже при констатации судом нарушенного права восстановить его за счет несуществующего субъекта правоотношений невозможно.

Поэтому разногласия, заявления, ходатайства и жалобы в деле о банкротстве рассматриваются арбитражным судом в деле о банкротстве до внесения записи о ликвидации должника в ЕГРЮЛ, а после этого производство по подобным обращениям подлежит прекращению (п.

48 Постановления Пленума ВС РФ от 15 декабря 2004 г. № 29).

Однако в том случае, если имущественные права кредитора не были восстановлены до завершения конкурсного производства и ликвидации должника, законодательство о банкротстве предоставляет кредитору возможность удовлетворить свои требования за счет иных лиц», – отмечено в определении Суда.

Как пояснил Верховный Суд, в таком случае кредитор вправе обратить взыскание на имущество должника, незаконно полученное третьими лицами; привлечь контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности; взыскать убытки с конкурсного управляющего должника.

«Указанные права могут быть реализованы только в том случае, если лицо имеет статус кредитора в деле о банкротстве должника, в основе которого материально-правовое требование к должнику, ранее подтвержденное в деле о банкротстве.

Закон не ограничивает конкурсного кредитора в праве распоряжения своим требованием к лицам, вовлеченным в процесс банкротства должника. Более того, согласно ст.

419 ГК РФ правило о прекращении обязательств ликвидацией юридического лица не применяется, если законом или иными правовыми актами исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо, то есть как это имеет место в Законе о банкротстве.

Таким образом, и после ликвидации должника ряд обязательств нельзя считать прекращенными: с наличием неисполненного требования к должнику закон связывает возможность реализации имущественных правопритязаний кредитора к другим лицам, в том числе причинившим вред при управлении должником», – пояснил Суд.

Высшая судебная инстанция также напомнила, что кредитор не лишен правовой возможности передать принадлежащее ему требование другому лицу по сделке как в полном объеме, так и в части (п. 1 ст. 382, 384 ГК РФ).

Поэтому при выбытии одной из сторон в установленном судебным актом правоотношении (например, при уступке требования) суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в своем акте. Следовательно, п. 5 ч. 1 ст. 150 АПК РФ и п.

48 Постановления Пленума № 29 в данном случае неприменимы. Ведь правопритязания кредитора сохраняются в отношении действующих правоспособных лиц, в частности контролирующих должника лиц, конкурсного управляющего должника, лиц, незаконно получивших имущество должника.

Иной подход необоснованно ограничивает кредитора в реализации своих имущественных прав.

Таким образом, ВС заключил, что нижестоящие суды не имели законных оснований для прекращения производства по заявлениям Рустама Мешвеза и Андрея Титова лишь на том основании, что должник был ликвидирован. Верховный Суд также признал несостоятельным и вывод о ничтожности договора уступки требований от 21 сентября 2018 г.

Как указал Суд, заявления новых владельцев требований к ликвидированному должнику по существу не рассматривались, обстоятельства уступленных требований (в том числе размер) не устанавливались судами, доводы и доказательства заявителей не проверялись.

В связи с этим Верховный Суд отменил акты нижестоящих судов, вернув дело на новое рассмотрение в первую судебную инстанцию.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы ВС РФ

Адвокат, партнер Tenzor Consulting Group Антон Макейчук назвал обоснованными выводы Верховного Суда. «Позиция относительно возможности процессуального правопреемства после завершения процедуры банкротства не является новой. Так, в августе 2019 г.

Верховный Суд РФ рассмотрел аналогичный спор только в отношении должника в лице физлица (Определение ВС РФ от 5 августа 2019 г. № 308-ЭС17-21032).

В указанном деле кредитор обратился в дело о банкротстве с заявлением о процессуальном правопреемстве уже после освобождения гражданина от исполнения требований кредиторов, и Суд признал это возможным, указав на особый статус конкурсного кредитора и наличие у него прав, реализация которых возможна после завершения процедуры банкротства», – пояснил он.

Гражданин-банкрот может потерять освобождение от долгов и после завершения реализации его имуществаВерховный Суд пояснил, что завершение процедуры банкротства гражданина не является препятствием для разрешения вопроса о правопреемстве по требованию, от исполнения которого должник освобожден

По словам эксперта, в связи с этим позиция, изложенная в определении, не является неожиданной.

«Действительно, Закон о банкротстве предоставляет конкурсным кредиторам должника (как юрлица, так и гражданина) обширный перечень прав, которые возможно реализовать после завершения всех применяемых в деле о банкротстве процедур (например, распределить обнаруженное имущество должника, взыскать убытки с управляющего, привлечь контролирующих лиц к субсидиарной ответственности и др.)», – отметил Антон Макейчук.

Юрист юридической фирмы ART DE LEX Роман Прокофьев также согласился с выводами Суда. «Во-первых, комментируемое определение является логическим продолжением вынесенного ранее Определения от 5 августа 2019 г.

№ 308-ЭС17-21032 (2,3), в котором вопрос о включении нового кредитора по уступке требования был решен аналогичным образом с разницей лишь в том, что суд рассматривал дело о банкротстве физического лица.

Во-вторых, как представляется, уступка права требования к уже ликвидированному в конкурсном производстве должнику является достаточно неординарным действием, следовательно, рассмотрение обстоятельств заключения подобных соглашений на предмет злоупотреблений со стороны кредиторов должно происходить под контролем арбитражного суда», – отметил он.

В-третьих, по словам Романа Прокофьева, позиция ВС РФ еще раз подтверждает правильность исправленной в Законе о банкротстве неточности. «Ранее в ст.

10 этого Закона говорилось о субсидиарной ответственности в том числе должника, что являлось необоснованным и могло провоцировать суды на совершение ошибки, которая в рассматриваемом деле была допущена нижестоящими судами.

Дело в том, что субсидиарная ответственность распространяется не на должника, а на лиц, его контролировавших, причинивших вред кредиторам. В действующей редакции глава III.2 Закона о банкротстве не содержит указаний на ответственность самого должника», – резюмировал юрист.

Адвокат КА «ЮрПрофи» Илья Лясковский считает, что рассмотренный ВС РФ спор вряд ли можно назвать распространенным, но выводы Суда интересны.

«Верховный Суд прямо указал, что процессуальные права кредитора могут существовать и тогда, когда материально-правовое требование к должнику прекратилось.

В чем-то этот вывод уже следовал из закона, позволяющего предъявлять требования о привлечении к ответственности контролирующих должника лиц и после окончания процедур банкротства.

Однако в данном судебном акте особенно рельефно разделены права, возникшие из материального требования, и специальные полномочия кредиторов при банкротстве. Несмотря на то что уступка первых явно фиктивна (требование к ликвидированному лицу заведомо не имеет ценности), договор цессии все равно действует в части передачи прав, связанных со статусом кредитора в деле о банкротстве», – пояснил он.

По словам эксперта, в подобной ситуации у Экономколлегии ВС имелось два варианта решения. «Первый избран ею – допустить замену конкурсного кредитора в рамках завершенного дела о банкротстве, второй – отказать в замене в рамках этого дела, но указать на право предъявления отдельного иска. Исходя из ст. 61.

19 Закона о банкротстве, кажется более правильным второй вариант, поскольку требования кредиторов, не заявленные до завершения конкурсного производства, рассматриваются вне рамок дела о банкротстве.

В данном случае коллегия ВС РФ указала на необходимость установления правопреемства именно в деле о банкротстве, понимая, что после этого притязания правопреемника кредитора могут быть рассмотрены лишь в другом деле.

Вероятно, такой подход связан с не раскрытыми в мотивировочной части определения представлениями об особом статусе конкурсного кредитора (отличном от статуса кредитора), приобрести который можно лишь в рамках дела о банкротстве», – подытожил Илья Лясковский.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-razyasnil-kogda-vozmozhna-ustupka-trebovaniy-k-bankrotu-posle-ego-likvidatsii/

Уступка требования в банкротстве – оспаривание сделки

Цессионер банкрот может заявлять о банкротстве должника

Цессия или уступка права требования является способом перемены лиц в договоре. Количество судебных дел, связанных с оспариванием уступки, в том числе в рамках процедуры банкротства, в судах на протяжении достаточно длительного периода времени остается существенным.

Закон о несостоятельности содержит  ряд специальных норм для оспаривания  сделки при банкротстве. Эти основания позволяют оспаривать сделки даже при соблюдении их формы, условий о возмездности и иных условий, содержащихся в ГК РФ.

Основными  аргументами  недействительности  договора цессии являются: совершение сделки в условиях неплатежеспособности; безвозмездность  договора, вытекающая из технического характера банковской  проводки; преимущественное  положение требований цессионария по сравнению с иными кредиторами; неравноценное встречное  предоставление – т.е. обстоятельства, являющиеся предметом доказывания при оспаривании сделок в рамках дела о банкротстве. Особенности оспаривания договора цессии рассмотрим на примере судебных актов по делу №  А27-22402/2015.

Фабула дела:

АО «Кузбасэнерго» уступило МП «ССК» право требования долга к МП «ГТК». Исполнение договора со стороны МП «ССК» происходило посредством самостоятельных сделок.

В результате исполнения  МП «ССК»  обязанностей  в пользу АО «Кузбасэнерго» были уступлены права требования к АО «Кузнецкая ТЭЦ» и к Комитету жилищно- коммунального хозяйства, часть задолженности была погашена посредством  проведения зачетов.

ООО «Дудук», ООО «Стройград» в рамках дела о банкротстве МП «ССК» обратилось с заявлением о признании не соответствующим закону исполнения договора уступки МП «ССК» в пользу АО «Кузбасэнерго», применении последствий недействительности в виде взыскания с последнего в пользу  МП «ССК» денежных средств. С аналогичными требованиями обратились также ФНС, ООО «Сибирская  энергетическая компания». 

Определением АС Кемеровской области от 22.03.2019 в удовлетворении  объединенного заявления было отказано.

Суд первой инстанции посчитал, что кредиторами не доказана совокупность оснований, предусмотренных п.2 ст. 61.

2 Закона о банкротстве, для  признания договора недействительным, ввиду заключения его за пределами трехгодичного срока, предшествующего  подаче заявления о признании  должника банкротом.

Постановлением апелляции определение оставлено без изменения.

ФНС и ООО «Сибирская энергетическая компания» подали кассационную жалобу.

  Обосновывая жалобу, ее податели указали на то, что договор уступки и исполнение по нему совершены с противоправной целью, направленной на вывод имущества должника, в ущерб интересам кредиторов.

Суды не учли, что на дату исполнения договора должник отвечал признаку неплатежеспособности, доказана совокупность условий, предусмотренных п.2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Кассация отменила принятые судебные акты.

Судебный акт: Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 03.09.2019 по делу № А27-22402/2015

Выводы суда:

1. Законодательством предусмотрен правовой механизм оспаривания сделок, совершенных в целях причинения вреда правам кредиторов.

Подобные сделки  могут быть признаны недействительными на основании ГК РФ и Закона о банкротстве.

По общему правилу, сделка, совершенная исключительно с намерением  причинить вред другому лицу, совершена со злоупотреблением правом и квалифицируется как недействительная по статьям 10 и 168 ГК РФ.

В тоже время, Законом о банкротстве установлены специальные основания для оспаривания сделок, совершенных должником в целях причинения вреда правам кредиторов. Такая сделка оспорима и может быть признана судом недействительной по п. 2 ст. 61.

2 Закона о банкротстве, в котором установлены признаки, подлежащие установлению (противоправная цель, причинение вреда правам кредиторов, осведомленность другой стороны об указанной цели должника), а также презумпции, выравнивающие процессуальные возможности сторон обособленного спора.

2. В данном случае нормы ст. 10 и 168 ГК РФ не подлежат применению,  зато подлежат применению специальные нормы Закона о банкротстве.

Исходя из заявленных кредиторами пороков оспариваемых сделок, суды обоснованно не применили к подозрительным сделкам, не имеющим других недостатков, общие положения о ничтожности (злоупотреблении правом).

Суды справедливо отметили, что отсутствует трехлетний период подозрительности (спорный договор был заключен в 2012 году).

3. Заявителями оспаривается не сам договор, а сделки, связанные с его исполнением.

Конструкция оспариваемых сделок свидетельствует о  наличии схемы, направленной на погашение задолженности МП «ГТК» перед АО «Кузбасэнерго», в условиях неплатежеспособности  МП «ГТК», за счет имущества должника, и, как следствие, доведение его до банкротства в результате совершенных  им сделок по погашению долга при отсутствии  какой-либо экономической целесообразности приобретения прав требования по номиналу.

Выгода от исполнения приобретенного права требования отсутствовала, поскольку по результатам процедуры банкротства МП «ГТК» требования  должника удовлетворены в размере 0,05% от суммы, включенной в реестр.

4. Обстоятельства того, что у должника были долговые обязательства перед иными кредиторами и бюджетом в период  исполнения по договору уступки судами  не выяснялись, доводы о противоправной цели заключения  спорных сделок в ущерб интересам кредиторов не проанализированы; судами не исследовано, был ли осведомлен должник о реальном финансовом состоянии МП «ГТК» при аффилированности сторон.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/vitvet/ustupka-trebovaniia-v-bankrotstve--osparivanie-sdelki-5d9abe49bd639600b059ce96

Цессия по обязательным платежам в деле о банкротстве: нововведения законодательства

Цессионер банкрот может заявлять о банкротстве должника

Уступка права требования (цессия) является давним инструментом гражданского права. Российское законодательство всегда рассматривало данный вид перемены лиц в обязательстве, но оставляло всегда значительные пробелы в соответствующем разделе.

Однако активизация гражданских отношений, произошедшая в 90-х годах, позволила расширить круг возможностей по использованию цессии в предпринимательской деятельности.

С течением времени удобство данной нормы, повышающей эффективность деятельности, оценили все субъекты гражданского оборота.

Действительно, наличие отложенного платежа, например, дебиторской задолженности, для организации, действующей в реальном секторе, не всегда удобно, поскольку требует дополнительных затрат и усилий для взыскания.

С другой стороны, многие финансовые структуры готовы взять на себя вопрос получения денежных средств.

В рамках одного обязательства можно применить механизм замены кредитора, и все стороны удовлетворят свои потребности, денежный оборот также не приостановится.

Вопрос об уступке права требования регулируется первой частью Гражданского кодекса РФ, главой 24. Так, согласно ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Таким образом, фактически меняется состав лиц в обязательстве – одного кредитора заменяет другой. Указанный способ перемены лиц в обязательстве оформляется посредством двустороннего договора, в котором передающая право сторона – цедент, а приобретающая его – цессионарий.

Подобные договоры регулируются гражданским законодательством, хотя Гражданский кодекс РФ не содержит отдельных глав о порядке заключения и исполнения таких сделок, что означает применение общего порядка.   ФЗ «О несостоятельности «банкротстве)» не ограничивает сторон в отношении заключения договора цессии.

В рамках указанных правоотношений происходит замена кредиторов в реестре, продажа долга должника, поскольку речь идет именно о гражданских обязательствах. Порядок оформления передачи соответствующих прав отработан за восемь лет действия настоящего закона.

  Но в деле о несостоятельности (банкротстве) обязательно присутствует еще один участник – уполномоченный орган, которым в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 30.09.2004г. №506 является Федеральная налоговая служба.

Круг вопросов, который решает уполномоченный орган, также определен – фактическое представление интересов Российской Федерации в деле о банкротстве. Кроме того, налоговый орган является кредитором по обязательным платежам.

Также уполномоченный орган, при наличии задолженности по оплате налогов, имеет возможность подавать заявление о банкротстве организаций.   На практике получается именно так, что первые долги, которые появляются у организации – это налоговые обязательства.

В этих целях уполномоченным органом в делах о банкротстве стала ФНС РФ, способная избавлять экономику от недействующих юридических лиц и получать какие-то денежные средства для погашения обязательных платежей.

Подобная функция, безусловно, необходима и оправдана, однако нельзя забывать, что заявитель в деле о банкротстве оплачивает расходы на ведение процедуры. Сюда включается расходы на вознаграждение арбитражного управляющего, публикацию сведений о банкротстве, госпошлины, расходы на привлеченных специалистов и т.д. Простой подсчет расходов на ведение процедуры банкротства выявляет значительный расход федеральных денежных средств. И вот уже внутренними актами Министерство экономического развития РФ ограничило ФНС РФ в подаче заявлений о признании несостоятельными отсутствующих юридических лиц.

Участие уполномоченного органа в деле о банкротстве проявляется во включении его в реестр требований должника. Изначально, подобные требования, включенные в реестр, должны погашаться из стоимости имущества должника пропорционально между всеми кредиторами одной очереди. Именно таким образом кредитор может получить удовлетворение по существующей задолженности.

Но практический опыт ведения процедур показывает, что требования кредиторов в среднем погашаются в размере, не превышающем 7%. Таким образом, уполномоченный орган в крайне редком случае может ожидать расчета по задолженности.

  И если конкурсные кредиторы в деле о банкротстве могут избавляться от подобной задолженности с помощью уступки права требования (цессии), то уполномоченный орган таких возможностей до соответствующих изменений в законе не имел. Действительно, нередко существуют некие лица, которые заинтересованы в приобретении дебиторской задолженности.

Ведь размер требования конкурсного кредитора определяет объем для принятия решения, следовательно, кредитор со значительной задолженностью может управлять предприятием-банкротом.

То есть размер кредиторской задолженности – вопрос не только финансовый, но и политический, что зачастую обеспечивает смену кредиторов по гражданским обязательствам в деле о банкротстве.   Но цессия имеет место быть только для обязательств, гражданских правоотношений.

Обязательные платежи, кредитором по которым является ФНС РФ, относятся к финансовой сфере и не предполагают такого свободного изменения сторон правоотношений. Согласно ст. 45 НК РФ налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, что пресекает возможности передачи права по погашению задолженности по обязательным платежам. Но и налоговая служба страдает от такого ограничения, наращивая долги в бюджете.

Договор цессии

В связи со значительными затратами на проведение процедур банкротства предприятий, были внесены изменения в законодательство о банкротстве Федеральным законом №296-ФЗ от 30.12.2008г., содержащее в себе новшество для права в целом. Так, одновременно были введены в действие статьи 71.1., 85.1, 121.1, 129.

1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», которые предусматривают возможность погашения учредителями (участниками) должника, собственником имущества должника – унитарного предприятия и (или) третьим лицом задолженности по обязательным платежам в ходе какой-либо процедуры банкротства.

Последствием погашения требований должника учредителем или третьим лицом является замена налогового органа на нового кредитора в реестре требований кредиторов. В данном случае законодатель внедрил способ, позволяющий совершить некий аналог цессии по обязательным платежам в рамках дела о банкротстве.

  Если рассмотреть непосредственно процедуру подобной уступки права, то можно выявить следующие особенности. Конечно, нигде в законе при погашении требований налогового органа учредителем или третьим лицом не упоминается термин «цессия».

Обуславливается такое маневрирование в понятиях просто – подобные отношения, относящиеся к ведению финансового права, нельзя прямо назвать цессией, но именно такой характер они и имеют. Более того, законодательно предусмотрено отсутствие какого-либо гражданско-правового акта в основании указанного действия.

Так, если  уступка права по гражданским обязательствам должна быть оформлена соглашением, то погашение требований налогового органа участником или третьим лицом в деле о банкротстве в основании своем имеют только судебный акт. В данной случае нет необходимости в оформлении какого либо дополнительного документа.

Следует также отдельно рассмотреть порядок подобного погашения требований налогового органа, поскольку он также является новаторским для законодательства. В данном случае действительно потребовалось связать в один процесс нормы гражданского и финансового права, с тем, чтобы соблюсти интересы всех участников.

Цели для каждого из субъектов данных правоотношений разные, например, налоговому органу важно, чтобы требования к должнику в полном объеме были погашены любым лицом. Поскольку налоговая инспекция не может характеризоваться аффелированностью или другой зависимостью с возможным приобретателем прав, то ее согласие не так важно.

Лицо, выразившее желание погасить требования налоговой инспекции также имеет задачи вполне конкретные – исполнение обязанности по передаче соответствующего долга налоговой инспекцией и включение в качестве кредитора в реестр.

Должник в данном случае не может иметь никаких интересов, поскольку требования, установленные арбитражным судом, уже существуют и еще не погашены. Следовательно, должнику, как правило, безразлично, кто будет занимать ту или иную строчку в реестре требований кредиторов.

Закон попытался учесть все перечисленные задачи участников данной процедуры. Поэтому погашение требований уполномоченного органа в деле о банкротстве участником должника, третьим лицом включает в себя следующие мероприятия.

Источник: https://www.itctraining.ru/biblioteka/bezopasnost/tsessiya-pri-bankrotstve/

Цессионер банкрот может заявлять о банкротстве должника

Цессионер банкрот может заявлять о банкротстве должника

Банкротство — финансовая несостоятельность, признанная арбитражной судебной инстанцией, в силу которой возникла неспособность физического или юридического лица выполнить данные ранее денежные обязательства и расплатиться по долгам с кредиторами.

Все правовые моменты, связанные с финансовой несостоятельностью (банкротством), освещает Федеральный закон № 127-ФЗ «О несостоятельности» от 26.10.2002. Согласно данному законодательному акту, все участники разбирательства по делу наделены различными обязанностями и правами.

https://www..com/watch?v=ytpolicyandsafetyru

роль в судебном слушании по делу о материальной несостоятельности отведена должнику. Для него актуальным законодательством предусмотрены действенные способы защиты правых интересов, с помощью которых появляется реальная возможность избежать выполнения финансовых требований кредитора.

Несостоятельным признаётся должник, который, в силу конкретных обстоятельств, не имеет реальной возможности погасить текущие денежные задолженности и выполнить финансовые требования и обязательства перед кредиторами.

Действующие законодательные акты Российской Федерации не предусматривают участия в судебном слушании по делу о материальной несостоятельности отдельных акционеров предприятия-банкрота.

Интересы учредителей должника, согласно действующему закону, может представлять только одно лицо — представитель, обладающий самостоятельным процессуальным статусом.

Иначе, может возникнуть ситуация, где количество лиц участников должника в судебном разбирательстве будет больше, чем кредиторов.

Вопросы по поводу правового статуса, процедуры избрания, процессуального положения представителя учредителей часто возникают в арбитражном судопроизводстве.

Представителем должника может являться:

  • председатель наблюдательного совета предприятия или председатель совета директоров;
  • лицо, выбранное наблюдательным советом либо советом директоров;
  • лицо, выбранное учредителями предприятия-должника, для представления их правовых интересов в судебном слушании, и при проведении процедур, назначаемых судом при признании материальной несостоятельности.

Закон наделяет представителя должника равными со всеми участниками судебного разбирательства процессуальными правами.

Обязанности

Должник намного раньше других лиц узнаёт о своих материальных проблемах банкротства. Чтобы предотвратить возникновение убытков у своих кредиторов, он обязан, на ранней стадии разорения, обратиться в арбитражную судебную инстанцию с заявлением о признании материальной несостоятельности.

Чтобы в будущем предотвратить обвинения в фиктивном банкротстве, нужно доказать суду, что в период подачи процессуального заявления, у должника не было реальной возможности погасить денежную задолженность перед кредиторами.

Ответственность заемщика в процедуре несостоятельности

Необоснованное обращение в арбитражную судебную инстанцию, при имеющейся реальной материальной возможности расплатиться по долгам и удовлетворить все заявленные финансовые требования кредиторов, рассматривается законодательством, как фиктивное банкротство, которое несёт за собой уголовную, гражданскую, а также административную ответственность.

В этом случае лицо, заявляющее о своей материальной несостоятельности, обязано в полном объёме возместить ущерб и убытки, причинённые кредиторам судебным делопроизводством по исковому заявлению.

К административной, уголовно-правовой и гражданской ответственности суд вправе привлечь граждан, которые преднамеренно нанесли крупный ущерб предприятию, чем спровоцировали его неплатёжеспособность и последующую ликвидацию.

Создание и увеличение неплатёжеспособности должника — это неправомерное действие или бездействие определённых лиц, которые преднамеренно привели предприятие либо индивидуального предпринимателя к частичному или полному разорению.

Реализация имущества

В слушании по делу о признании банкротства (несостоятельности), реализация имущества и списание долгов — вещи неделимые.

Процесс реализации имущества начинается по соответствующему ходатайству, когда денежных средств недостаточно, чтобы восстановить платежеспособность и полностью погасить долги по финансовым требованиям и обязательным платежам. Процедура реализации имущества применяется в отношении юридического либо физического лица, признанного арбитражным судебным органом несостоятельным.

Процедурой реализации имущества в судебном разбирательстве о несостоятельности занимается арбитражный управляющий, заранее утверждённый арбитражным судебным органом. Он оценивает и в дальнейшем реализовывает имущество лица, признанного несостоятельным.

Срок процесса реализации имущества продолжается в течение 4-6 месяцев, после момента признания банкротства, но может продлеваться по соответствующим ходатайствам.

В период процедуры реализации имущества должника:

  • Судебный орган может запретить лицу, признанному банкротом выезжать за границу Российской Федерации;
  • Назначенный судом финансовый управляющий вправе распоряжаться всеми банковскими счетами и любыми источниками дохода банкрота.

По окончании процесса реализации имущества должника в деле о банкротстве, вырученные материальные средства, направляются судом на удовлетворение финансовых требований кредиторов. За вычетом расходов на почтовые переводы при отправке кредиторам корреспонденции и платы за услуги арбитражного управляющего.

По окончании процесса, лицо, признанное судом несостоятельным, полностью освобождается от исполнения финансовых требований кредиторов. Исключением являются текущие долги по платежам, которые образовались после начала и в процессе разбирательства дела о признании дела о банкротстве должника.

Особенности

В актуальном законе о несостоятельности должника предусмотрены особенности признания банкротства различных категорий юридических лиц:

  • стратегических предприятий;
  • финансовых учреждений;
  • сельскохозяйственных предприятий;
  • градообразующих организаций.

Градообразующая организация — предприятие, где число работников составляет не меньше 5000 человек или 25% работающего населения конкретного населенного пункта.

При процессуальном разбирательстве дела о разорении градообразующего предприятия, ответственными признаются соответствующие государственные органы местного самоуправления. По финансовым обязательствам подобного должника, Российская Федерация, в лице государственных уполномоченных органов, имеет право предоставить своё поручительство.

В отношении градообразующего учреждения период внешнего управления или финансового оздоровления, может быть увеличен судом до одного года. Для остальных категорий должников подобная возможность предоставляется до шести месяцев, продления финансового оздоровления законодательством не предусмотрено.

До завершения финансового оздоровления либо внешнего управления градообразующей организации, государственные уполномоченные органы имеют законное право рассчитаться со всеми долгами, либо удовлетворить финансовые требования кредиторов любым другим способом, предусмотренным законодательством.

Сельскохозяйственные организации — учреждения, где основным видом деятельности являются переработка или производство сельскохозяйственной продукции.

Одной из важных особенностей процедуры признания банкротства сельскохозяйственных организаций является учет климатических природных условий, а также других факторов, важных для сельского хозяйства, при анализе материального состояния должника.

При реализации имущества такого предприятия, преимущественное законное право на его покупку, имеют лица, которые занимаются подобной деятельностью и владеют земельным участком, соседствующим с земельным участком должника.

Финансовые учреждения — кредитные, страховые организации.

Рассмотрев исковое обращение о признании финансового учреждения несостоятельным, арбитражный судебный орган вправе принять процессуальное решение о признании кредитной организации банкротом либо об отказе в возбуждении делопроизводства. Другие варианты процедуры банкротства для финансовых учреждений не предусмотрены.

При процессуальном разбирательстве дела о несостоятельности страховой компании лицом, наделённым правовым статусом в арбитражном судебном процессе, признается Минфин Российской Федерации — уполномоченный государственный орган, в обязанности которого входит осуществление надзора за страховой деятельностью.

Стратегические организации и предприятия:

  • Федеральные государственные акционерные общества и учреждения, чьи акции находятся в непосредственной государственной собственности. Предприятия осуществляющие услуги и работы, имеющее важное стратегическое значение для защиты здоровья, законных интересов, прав населения РФ, обеспечения государственной безопасности и обороноспособности страны.
  • Оборонно-промышленные учреждения — исследовательские, проектно-конструкторские, научно-производственные, научно-испытательные и другие предприятия, предоставляющие работы по обеспечению и выполнению оборонного государственного заказа.

К сведению

Перечень стратегических государственных предприятий, в том числе оборонного промышленного государственного комплекса, утверждён Правительством РФ и подлежит опубликованию в обязательном порядке.

https://www..com/watch?v=ytadvertiseru

Для государственных стратегических оборонных организаций предусмотрены повышенные сроки невыполнения обязательств по финансовым требованиям, до их окончания арбитражный судебный орган не вправе принять исковое обращение о банкротстве.

Источник: https://palez.ru/tsessioner-bankrot-mozhet-zayavlyat-bankrotstve-dolzhnika/

Возможна ли уступка требования к признанному банкротом должнику после его освобождения от обязательств перед кредиторами?

Цессионер банкрот может заявлять о банкротстве должника

Новости и аналитика Новости Возможна ли уступка требования к признанному банкротом должнику после его освобождения от обязательств перед кредиторами?

Возможность освобождения должника, признанного банкротом, от обязательств по завершении процедуры реализации его имущества поставлена законодательством в зависимость от определенных условий, в частности – от добросовестности этого лица при рассмотрении дела о его банкротстве (п. 4 ст. 213.28 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”; далее – закон о банкротстве). Причем такие действия должника, как, например, сокрытие имущества или его незаконная передача третьим лицам являются основанием для пересмотра дела о банкротстве по вновь открывшимся обстоятельствам – по заявлению конкурсного кредитора, требования которого не были удовлетворены в рамках процедуры банкротства (ст. 213.29 закона о банкротстве). Поэтому даже в случае освобождения должника от обязательств нельзя говорить о невозможности уступки неудовлетворенных требований кредиторов – к такому выводу пришел Верховный Суд Российской Федерации, рассмотрев жалобу организации, которой было отказано в признании правопреемником банка – кредитора должника по причине осуществления уступки требований после освобождения должника-банкрота от обязательств (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 5 августа 2019 г. № 308-ЭС17-21032).

Как следует из материалов данного дела, гражданка О. (далее также – должник) – поручитель по кредитам, выданным ОАО “М.”, руководителем которого она являлась, АО “Р.” (далее – банк) – была признана банкротом 19 января 2016 года.

Процедура реализации ее имущества была завершена 5 мая 2017 года, а 4 августа того же года было принято решение об освобождении должника от обязательств перед кредиторами, в том числе перед банком, являющимся кредитором третьей очереди (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 4 августа 2017 г. № 15АП-9282/2017).

24 января банк уступил ООО “А.” (далее – правопреемник) требования по заключенному с должником договору поручительства в полном объеме, таким образом, правопреемник получил право на взыскание с должника суммы основного долга, процентов за пользование кредитом и пени (ст. 384 Гражданского кодекса).

На этом основании он обратился в суд с заявлением о внесении в реестр требований кредиторов должника сведений о совершенной замене кредитора, и суд, исходя из того, что процессуальное правопреемство возможно на любой стадии процесса (ч. 1 ст.

48 Арбитражного процессуального кодекса), это заявление удовлетворил (определение Арбитражного суда Краснодарского края от 7 сентября 2018 г. по делу № А32-37685/2015). Суд апелляционной инстанции, в который гражданка О.

обратилась с жалобой на нарушение своих прав произведенной заменой стороны, оставил без изменения решение суда первой инстанции, указав среди прочего, что процессуальное правопреемство никак не влияет на факт освобождения должника от обязательств перед кредиторами (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 2 ноября 2018 г. № 15АП-16579/2018).

Согласно обозначенной в кассационной жалобе позиции должника требования к нему не могут являться предметом уступки, так как считаются погашенными в связи с освобождением от обязательств. Поэтому в случае, когда требование, от исполнения которого должник освобожден, предъявлено по завершении реализации имущества, производство по нему должно быть прекращено.

Суд кассационной инстанции эти доводы поддержал, подчеркнув, что передачу требования, от исполнения которого должник освобожден, нельзя считать правопреемством в материальном правоотношении, а без него невозможно и процессуальное правопреемство, и отменил решения нижестоящих судов (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21 января 2019 г.

№ Ф08-11639/2018).

В свою очередь ВС РФ, разделяя мнение о том, что освобождение гражданина от исполнения требований кредиторов в рамках процедуры банкротства действительно является экстраординарным способом прекращения обязательств физического лица, действия которого отвечают критериям добросовестности, напомнил, что наличие обстоятельств, прямо препятствующих в соответствии с законом освобождению должника от обязательств, может быть установлено и после завершения процедуры реализации имущества. При этом для того чтобы воспользоваться правом на подачу заявления о пересмотре дела о банкротстве должника по вновь открывшимся обстоятельствам конкурсный кредитор должен обладать соответствующим процессуальным статусом. А значит, суд первой инстанции, учитывая среди прочего возможность выявления таких обстоятельств в данном деле, поскольку правопреемник уверен в сокрытии должником имущества, за счет которого могли быть удовлетворены требования кредиторов, пришел к правильному выводу о правомерности замены стороны в процессе, заключил ВС РФ и отменил решение кассационного суда, оставив без изменения акты судов первой и апелляционной инстанций.

Документы по теме:

Источник: https://www.garant.ru/news/1289206/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.