Кланы мафиози

Содержание

Самые опасные мафиозные группировки

Кланы мафиози

Торговцы лимонами в Палермо (Сицилия), 1943 год

Сицилийская мафия – пожалуй, самая известная преступная организация в мире.

Известно, что она существует, по меньшей мере, начиная с 1870-х годов, когда один сицилийский землевладелец задокументировал, как местная группа членов мафии угрожала и преследовала его бизнес до такой степени, что ему пришлось бежать с острова.

На протяжении многих лет Коза Ностра и её североамериканские ответвления изображаются в многочисленных книгах, фильмах и произведениях популярной культуры. Тем не менее, происхождение мафии считалось чем-то вроде тайны.

Какие факторы объясняли её внезапное появление на Сицилии после объединения Италии в 1860-61 годах? Действительно ли мафиози были «людьми чести», как они себя называли? Они защищали бедных, простых граждан от репрессивного государства – или их деятельность возникла как оплот против коммунизма?

Недавно экономисты Арканджело Димико, Алессия Изопи и Ола Олссон показали, что главным катализатором роста мафии на Сицилии был, как это ни удивительно, всплеск спроса на лимоны и апельсины, который наблюдался в первой половине XIX века. Но чтобы понять, как выращивание фруктов может привести к организованной преступности, нам нужно вернуться ещё дальше, к условиям, преобладавшим в Британском королевском флоте в XVIII веке.

До 1800 года моряки, совершавшие дальние путешествия по всему миру, страдали цингой, болезнью, вызванной дефицитом витамина С. Ранние симптомы включали недомогание и усталость, в то время как более поздние стадии болезни могли включать послабление кишечника, потерю зубов, эмоциональную нестабильность, лихорадку и судороги. Смертность на дальних рейсах была, как правило, высокой.

В то время никто не имел систематических знаний о том, что вызывает цингу, хотя периодически возникали различные идеи. Затем, в середине 1700-х годов, Джеймс Линд, шотландский врач из Королевского флота, провёл первые клинические испытания на больных моряках.

Контрольной группе давали обычную пищу, подаваемую на судах, в то время как небольшой группе давали порции свежих фруктов в качестве лечения. Неудивительно (для нас), что вторая группа быстро поправилась, и Линд опубликовал свои выводы в «Трактате о цинге» (1753 год).

Однако исследование в основном игнорировалось до 1790-х годов, тогда Комитет Королевского флота по больным и раненым начал требовать, чтобы лимонный сок включил в рацион всего флота.

По мере распространения знаний о благотворном влиянии цитрусовых по всей Европе лимоны становились всё более ценным товаром. Остров Сицилия (Италия) был одним из немногих регионов в мире, который мог удовлетворить свежий спрос.

Лимоны и другие цитрусовые фрукты были завезены на Сицилию арабами в Х веке, которые увидели возможность, предоставляемую жаркими прибрежными равнинами острова и исключительной плодородной почвой. Однако из-за их чувствительности к морозам лимоны можно было выращивать только в определённых местах, немного выше береговой линии.

До начала XIX века лимоны в основном использовались для украшения и парфюмерии; основными экспортными товарами Сицилии в то время были вино, оливки и пшеница.

Рекомендации Комитета по больным и раненым в Великобритании изменили всё.

В ближайшие десятилетия значительная доля сицилийского сельскохозяйственного производства была перенаправлена на производство цитрусовых для международного рынка.

Однако переход к крупномасштабному выращиванию лимонов не был быстрым или лёгким. Только некоторые районы острова были пригодны для этого, но даже они требовали много вложений.

Молодые деревья необходимо было обрезать, удобрять и поливать. Фермеры, которые выращивали лимоны, обычно использовали конные мельницы для полива растений один раз в неделю. Чтобы защитить деревья от воров и вредных ветров, рощи часто ограждались высокими стенами и заборами.

Незащищённые рощи со спелыми лимонами были лёгкой мишенью для грабителей или разбойников. Несколько лет инвестиций могли оказаться легко уничтоженными мародёрами или украденными в течение одной тёмной ночи.

Поэтому в середине 1800-х годов, когда экспортные доходы начали расти, рощи стали охранять вооружённые охранники.

В период между 1837 и 1850 годами количество лимонных бочек, экспортируемых из сицилийской гавани Мессины, увеличилось с 740 до 20707. К концу 1800-х годов экспорт резко вырос.

Согласно книге британского историка Джона Дики «Коза Ностра» (2005 год), 2,5 миллиона ящиков (каждый из которых содержал более 300 штук итальянских цитрусовых) ежегодно прибывали в Нью-Йорк в течение 1880-х годов; большинство из них отправлялись из сицилийского портового города Палермо.

Невероятный спрос на цитрусовые приносил огромную прибыль лимонным культиваторам Сицилии. Но кем были эти фермеры и в каких условиях они работали?

Сицилия в начале первой половины XIX века характеризовалась хрупкими государственными институтами и слабым верховенством закона. Бандиты бродили по сельской местности, а воровство и нищета преследовали население. Корни этих проблем уходили глубоко.

Стратегическое расположение острова в центре Средиземного моря делало его очевидной целью для многочисленных иностранных империй на протяжении всей истории: после того, как над ней доминировали древние греки, а затем римляне, Сицилия попала под контроль византийских, арабских, норманнских, испанских и французских правителей.

Затем, после Наполеоновских войн в начале 1800-х годов, Сицилией управляли короли династии Бурбонов, базирующиеся в Неаполе. Они образовывали то, что было известно как Королевство обеих Сицилий (1816-1860 годы). В то время Сицилия была в целом бедным и слаборазвитым регионом, а социальные волнения были обычным явлением.

Феодальные структуры остались, несмотря на попытки ввести реформы. Крупные восстания были подавлены Бурбонами в 1820 и 1848 годах.

С 1860 по 1861 год Сицилия была завоёвана войсками с материка и стала частью недавно сформированного Королевства Италии. Столица де-факто находилась в Пьемонте, на крайнем севере.

Вскоре стало ясно, что многие сицилийцы были недовольны новым порядком.

Пришельцы с полуострова говорили на диалекте итальянского языка, который сицилийцы не понимали, и в глазах многих островитян пьемонтское государство было просто ещё одной иностранной державой, пытавшейся навязать свою волю слаборазвитому острову.

Именно в этой пост-унификационной среде, с её ядовитой смесью слабых правительственных институтов и больших притоков денежных средств от лимонной промышленности, впервые появилась организация, известная как мафия.

Слово “mafioso” происходит от арабского, что означает «мошенник» или «обманщик». Но на Сицилии этот ярлык не имел негативных коннотаций.

Скорее, это был человек, заслуживающий уважения, потому что он защищал местное население от беззаконных разбойников и ополченцев, которые бродили по сельской местности и угрожали фермерам.

Землевладельцы начали привлекать местные группы таких людей для защиты ценных лимонных рощ. Эта «защита» иногда принимала характер вымогательства и в той или иной степени навязывалось производителям цитрусовых.

Первый зарегистрированный пример такой «нежелательной» защиты относится к 1872 году и касается некоего доктора Галати, владельца лимонной рощи за пределами Палермо.

Вскоре после того как Галати приобрёл рощу, он узнал, что её смотритель украл фрукты с деревьев и забрал большую часть прибыли от лимонных урожаев себе. Галати уволил смотрителя и нанял ему замену, но вскоре после этого события новый охранник рощи был застрелен.

Полицейское расследование оказалось неэффективным. Вскоре стали приходить письма с угрозами и требованиями, чтобы Галати восстановил прежнего смотрителя. За его отказом последовала серия покушений на убийство, и, в конце концов, доктор сбежал.

Инцидент с участием Галати показывает, как группа местных «людей чести», именуемых «коска», сумела проникнуть не только в местные деревни, но и в полицию, политику и в конечном итоге на различные рынки, которые окружали и поддерживали цитрусовую промышленность.

Коски были секретными группами, члены которых давали клятву молчания об организации и её деятельности и вскоре контролировали важные части цепочки поставок лимонов. Мафия часто пыталась поставить своих людей в качестве охранников рощ, что позволяло им присваивать часть урожая напрямую.

Затем они могли развивать монополии и повышать цены для покупателей, а иногда даже выступать в качестве посредников между производителями и экспортёрами из Палермо и Мессины.

Несмотря на недостатки, в хаотической обстановке Сицилии в то время представители репрессивного итальянского государства часто отдавали предпочтение местным мафиози. Учитывая большие доходы от торговли цитрусовыми, мафия не собиралась отказываться от своей доли.

Однако новоиспечённое итальянское государство вскоре определило мафию как проблему. В 1877 году итальянский парламент одобрил обширное исследование состояния сельского хозяйства в стране, ключевая часть которого касалась Сицилии.

Члену парламента от Сицилии Абеле Дамиани поручили провести местное расследование, которое длилось с 1881 по 1886 год. Среди всех местных претори (судьи нижестоящих судов) в Сицилии был проведён опрос.

Помимо прочего, их спрашивали: «Какая самая распространённая форма преступности в округе? Каковы её причины? Каковы наиболее важные культуры или растения?» Мафия снова и снова становилась самой серьёзной проблемой в городе.

Мы использовали эту информацию, чтобы выявить, существовала ли устойчивая статистическая связь между присутствием мафии и культивированием цитрусовых и какое влияние оказывали другие факторы, такие как степень культивирования других культур, плотность населения и коллективное владение землёй.

Наш анализ показывает, что распространённость цитрусоводства в целом является мощным определяющим фактором существования местных мафиозных групп в 1880-х годах.

Корреляция сохраняется даже тогда, когда мы рассматриваем более поздний запрос от 1900 года и когда мы используем меру пригодности земли для выращивания цитрусовых в дополнение к их фактическому наблюдаемому производству.

Другие учёные – в том числе Дики и итальянский историк Сальваторе Лупо – заметили, что организованная преступность на Сицилии возникла наряду со спросом на лимоны.

Предыдущие исследования показали, что добыча серы также сыграла свою роль; другие утверждали, что засуха 1893 года привела к возникновению социалистических организаций фашо («лига»), против которых местные землевладельцы нанимали мафию для обеспечения защиты.

Тем не менее, наш эмпирический анализ подтверждает гипотезу о том, что рынок цитрусовых был одним из основных факторов роста и консолидации сицилийской мафии.

В конце 1900-х годов Сицилийская экономика была поражена экономической стагнацией. Лимонная промышленность столкнулась с серьёзной конкуренцией со стороны новых цитрусовых рощ во Флориде. В результате десятки тысяч бедных сицилийцев эмигрировали в Соединённые Штаты, спасаясь от хаотических условий на родине.

Эта волна эмиграции привела в США не только сицилийцев, но и мафию. Вскоре мафиозные группировки были созданы в бедных итальянских кварталах Нью-Йорка и распространились на другие города, такие как Бостон и Чикаго.

Сицилийские мафиози смешались с южными итальянцами и преступными группировками из других этнических групп, чтобы сформировать особый вариант американской мафии.

Между тем в Италии сицилийская мафия, наряду с Каморрой в Неаполе и Ндрангетой в Калабрии, оставалась главной угрозой верховенству закона вплоть до сегодняшнего дня.

Является ли эта история преступных группировок, возникших из-за плохого управления в сочетании с эксплуатацией природных ресурсов, уникальной для Сицилии? Нисколько. Фактически, экономисты и политологи ввели термин «проклятие ресурсов», чтобы описать печальные последствия высоких прибылей от ресурсов в слаборазвитых регионах мира.

Наиболее вопиющим современным примером являются так называемые «конфликтные алмазы». Около десяти лет назад незаконная торговля алмазами в таких странах, как Ангола, Сьерра-Леоне и Либерия, привела к появлению местных влиятельных людей, которые могли контролировать доходы от торговли.

В конечном счёте, они сформировали частные повстанческие армии, основной целью которых было извлечение прибыли от экспорта неразборчивым покупателям со связями с западными странами.

Как и мафия на Сицилии, повстанческие группировки контролировали как производственные, так и торговые сети и применяли физическое насилие, чтобы заставить местное население подчиниться.

В конечном итоге была создана санкционированная ООН политическая основа (Процесс Кимберли), которая позволила обуздать незаконную торговлю.

Одна из причин, по которой войны в Сьерра-Леоне, Либерии и Анголе прекратились, заключалась в том, что алмазные доходы больше не могли финансировать военачальников этих стран. Однако в восточной части Конго многие повстанческие группы, к сожалению, по-прежнему финансируются за счёт незаконного экспорта других «конфликтных минералов», таких как колумбит-танталит, являющийся важным компонентом мобильных телефонов и других электронных приборов.

История возникновения мафии на Сицилии XIX века показывает, как смешивание ценных ресурсов и слабых институтов производит гремучую смесь. Именно ту, которая может вызвать десятилетия страданий и нищеты для местного населения.

Даже спрос на такие, казалось бы, безобидные товары, как лимоны, может легко привести к появлению опасных групп и преступных группировок.

Хотя сицилийская мафия, кажется, больше не связана с выращиванием цитрусовых, ваши ювелирные изделия и мобильные телефоны, вероятно, содержат след других мафиозных организаций.

via

Источник: https://pikabu.ru/story/samyie_opasnyie_mafioznyie_gruppirovki_3334316

Итальянская мафия от А до Я

Кланы мафиози

До 1963 года итальянская мафия для других стран была чем-то вроде мифа, даже ФБР не признавала ее существования, пока некая мелкая сошка Коза Ностры, Джо Валачи, чтобы избежать смертной казни, разоблачил мафию, подробно изложив всю ее подноготную. Кстати, потом за нарушение обета молчания сидевшего в тюрьме предателя до самой смерти пытались «пришить» разгневанные мафиози.

Можно сказать, что мафия была тайным обществом, о котором среди обывателей ходили лишь слухи, вся система была овеяна ореолом тайны.

После исповеди Валачи итальянская мафия стала по-настоящему модным явлением, ее образ романтизировался в СМИ, литературе и кино.

Самая известная книга про итальянскую мафию, «Крестный отец» Марио Пьюзо, была написана через 6 лет после разоблачения, позже по ее мотивам была снята целая сага о семействе Корлеоне.

Прототипом Вито Корлеоне стал Джо Бонанно — крестный отец одной из «Пяти Семей», контролирующих организованную преступность в Нью-Йорке.

Почему преступные семейства стали называть «мафией»

Что означает слово «мафия», историки спорят до сих пор.

По одной версии, оно является аббревиатурой девиза восстания 1282 года, пропагандировавшего лозунг: «Смерть Франции! Вздохни, Италия!» (Morte alla Francia Italia Anelia).

Несчастную Сицилию вечно осаждали иностранные захватчики. Прочие полагают, что это слово появилось только в XVII веке и имеет арабский корень, означающий «защитник», «убежище».

Строго говоря, мафия — это именно сицилийская группировка, в других частях Италии и мира кланы называли себя по-другому (например, «Каморра» — в Неаполе). Но с увеличением влияния мафии на другие регионы Италии и на весь мир слово стало нарицательным, теперь им именуют любую крупную преступную организацию: японская, русская, албанская мафии.

Немного истории

Под видом Робин Гудов преступные кланы защищали бедняков от набегов пиратов, иностранных агрессоров и притеснений феодалами начиная с IX века. Правительство крестьянам не помогало, иностранцам они не доверяли, поэтому беднякам не на кого было уповать, кроме мафии. И хотя мафиози тоже брали с них немалую мзду и насаждали свои законы, все же с ними был порядок и гарантирована защита.

Мафия окончательно сформировалась как организации в XIX веке, и крестьяне сами усадили «на трон» преступников, не желая подчиняться правившим в то время эксплуататорам — Бурбонам. Так в 1861 году мафия официально стала политической силой. Они пролезли в парламент и получили возможность контролировать политическую ситуацию в стране, а сами мафиози превратились в своего рода аристократию.

Когда-то мафия распространяла свое влияние только на сельское хозяйство. Но уже в начале XX века мафиози стали активно вмешиваться и в городские дела, помогая тому или другому депутату выиграть выборы, за что он их щедро вознаграждал. Теперь влияние мафии распространилось и на континентальную Италию.

Может, мафиози и жили бы, не зная ни от кого отказа, купаясь в деньгах и наслаждаясь неограниченной властью, но в 1922 году к власти пришли фашисты.

Диктатор Муссолини не стал терпеть мафию как вторую власть, а затем и вовсе пересажал без разбора тысячи людей как причастных к мафиозным делам.

Конечно, такая жесткая политика принесла на несколько десятилетий свои плоды, мафиози залегли на дно.

В 50–60-е года мафия вновь подняла свою голову и итальянскому правительству пришлось начать официальную борьбу с преступностью, был создан специальный орган — «Антимафия».

А мафиози превратились в настоящих бизнесменов.

Чаще всего они действовали по принципу айсберга: наверху легальная малобюджетная деятельность, а под водой скрыта целая глыба, торговля наркотиками, «крышевание» бизнеса или проституция.

 Таким образом деньги отмываются и по сей день. Со временем многие семьи настолько развили легальную часть дела, что стали успешными предпринимателями в сфере ресторанного бизнеса и пищевой промышленности.

В 1980 годах началась жесточайшая война кланов, в которой погибло столько людей, что новое поколение мафиози предпочло заниматься только легальным бизнесом, сохранив при этом круговую поруку и прочие признаки тайной организации.

Но не стоит думать, что итальянская мафия доживает свои последние дни. В марте 2000 года в Италии разразился скандал: полиции пришлось арестовать нескольких сицилийских судей, подозреваемых в тесном сотрудничестве с мафией.

Хотя мафиози отчасти легализовались, но вовсе не сошли со сцены. На юге Италии до сих пор нельзя открыть свое дело, не заручившись поддержкой местных авторитетов. В последние 10 лет правительство Италии активно борется с мафией, проводя «зачистки» и убирая с ключевых постов мафиози.

Как мафиози оказались в Америке

Из-за страшного обнищания начиная с 1872 года и вплоть до Первой мировой войны сицилийцы толпами эмигрировали в Америку. На их удачу там как раз ввели «Сухой закон», что помогло им развить свой нелегальный бизнес и накопить капитал.

Сицилийцы полностью воссоздали на новой земле свои порядки и зарабатывали так много, что их суммарный доход в несколько раз превышал доходы крупнейших американских фирм.

Американские и итальянские мафиози никогда не теряли связь друг с другом и верно хранили общие традиции.

В Америке вышедшую из Сицилии организованную преступность называют «Коза Ностра» (по-итальянски это значит «наше дело» — мол, не суй свой нос в чужой вопрос). Сейчас и всю сицилийскую мафию часто собирательно называют «Коза Ностра». Такое название носит и один из сицилийских кланов, вернувшихся на родину из Америки.

Структура итальянской мафии

Босс или крестный отец — глава семейства. К нему стекается информация обо всех делах его семьи и планах врагов. Босс избирается путем ания.

https://www..com/watch?v=zp928hwU11g

Младший босс — первый заместитель крестного отца. Назначается единолично самим боссом и отвечает за действия всех капо.

Консильери — главный советник семьи, которому босс может полностью доверять.

Капореджиме или капо — глава «команды», которая работает в отдельно взятом районе, контролируемом семьей. Команды обязаны ежемесячно отдавать боссу часть своих доходов.

Солдат — самый младший член семьи, которого недавно «ввели» в организацию. Из солдат формируются команды, численностью до 10 человек, управляемые капо.

Соучастник — человек, имеющий определенный статус в мафиозных кругах, но еще не считающийся членом семьи. Может выступать, например, в роли посредника при продаже наркотиков.

Законы и традиции, чтимые мафиози

В 2007 году в Италии арестовали влиятельного крестного отца Сальвадоре Ло Пикколо и изъяли секретный документ, названный «Десять заповедей Коза Ностры». В основном из него мы и знаем традиции итальянской мафии.

  • Каждая группа «работает» на определенной территории и другие семьи не должны туда соваться.
  • Ритуал посвящения новичков: новобранцу ранят палец и поливают икону его кровью. Он берет икону в руку, и ее зажигают. Новичок должен терпеть боль, пока икона не сгорит. При этом он говорит: «Пусть моя плоть горит, как и этот святой, если я нарушу законы мафии».
  • В семью не могут входить: полицейские и те, у кого есть полицейские среди родственников; тот, кто изменяет супруге или среди его родственников есть те, кто изменяют супругам; а также люди, нарушившие законы чести.
  • Члены семьи уважают своих жен и никогда не смотрят на жен своих друзей.
  • Омерта — круговая порука всех членов клана. Вступление в организацию пожизненное, никто не может выйти из дела. При этом организация отвечает за каждого своего члена, если кто-то обидел его, она и только она будет вершить правосудие.
  • За нанесенное оскорбление полагается убивать обидчика.
  • Смерть члена семьи — оскорбление, которое смывается кровью. Кровавая месть за близкого называется «вендетта».
  • Поцелуй смерти — особый сигнал, подаваемый боссами мафии или капо и означающий, что этот член семьи стал предателем и должен быть убит.
  • Кодекс молчания — запрет на раскрытие тайн организации.
  • Предательство карается убийством предателя и всех его родственников.

https://www..com/watch?v=FcFlp6kl508

Вопреки устоявшимся представлениям о мафии «кодекс чести» нередко нарушается: взаимные предательства, доносы друг на друга в полицию — сегодня уже не редкость.

В заключение скажем…

Несмотря на, казалось бы, баснословные богатства главарей мафии, мечтает о такой карьере в основном нищета с итальянского юга. Ведь дело это очень опасное и при более близком рассмотрении не такое уж выгодное.

После отстегивания всех взяток, конфискации части нелегальных товаров полицией, постоянной траты денег на защиту себя и своей семьи — остается не так уж много. Многих мафиози убивают по-глупому при банальных наркосделках.

Жить по законам чести сегодня под силу далеко не каждому, а обратного пути, вопреки уверениям американских мелодрам типа «Голубоглазого Микки», уже нет.

Источник: http://www.cablook.com/mixlook/italyanskaya-mafiya-ot-ya/

От кодекса молчания до невозможности покинуть «семью»: 8 мифов об итало-американской мафии

Кланы мафиози

Сегодня мафией называют практически каждую организованную криминальную группировку: мексиканскую, ирландскую, русскую, украинскую, албанскую, еврейскую и другие. Но вообще мафия — это конкретный культурно‑исторический феномен.

Мафия, или коза ностра (cosa nostra — с итальянского «наше дело»), зародилась в XIX веке на Сицилии.

Её появление продиктовано сложной историей острова, находившегося под властью то арабов, то французов, то австрийцев. Из‑за этого там появилось множество бандитов, грабивших иностранцев.

Во многом с этим связано появление омерты — сицилийского кодекса молчания и несотрудничества с правительством.

Изначально мафиози называли тех, кто негативно относится к государству. Их порядки в значительной степени «эмигрировали» в США вместе с итальянскими переселенцами конца XIX — начала XX века. Одним из первых таких «приезжих» стал Джузеппе Эспозито, бежавший в Нью‑Йорк после убийства вице‑канцлера сицилийской провинции, и ещё 11 богатых землевладельцев.

В Италии мафия живёт и здравствует до сих пор. Но именно коза ностра из Соединённых Штатов первой приходит на ум, когда говорят о мафии. Основные источники её дохода — торговля наркотиками, ростовщичество (нечто вроде микрокредитов), букмекерство (в том числе онлайн), содержание стриптиз‑клубов, рэкет, а также контроль профсоюзов и отмывание денег с их помощью.

2. У мафии нет чёткой и отлаженной структуры

На самом деле структура мафиозных кланов похожа на устройство средневекового феодального королевства: низшие фигуры делают всю самую грязную и опасную работу и отдают часть доходов «наверх».

Во главе «семьи», или клана, стоит босс, он же дон. Только он может приказать убить кого‑либо. Дон обычно максимально дистанцируется от тех, кто связан с преступлениями («капитанами» и «солдатами»), чтобы в случае чего избежать суда.

На ступень ниже находится андербосс — правая рука и возможный преемник босса. Дальше идут «капитаны» (капо, капореджиме), управляющие группами из 10–20 «солдат» — рядовых бойцов клана.

Все они считаются официальными членами коза ностра: убийство даже обычного «солдата» несёт за собой крупные последствия, так как оскорбляет всю мафиозную «семью».

Структура мафиозной «семьи». Изображение: Talifero / Wikimedia Commons

Ниже в итало‑американской преступной иерархии идут всевозможные подельники, партнёры и другие преступники. Они могут быть как людьми итальянского происхождения, которых впоследствии могут принять в «семью», так и других кровей.

Несколько в стороне стоит консильери (советник). Обычно это пожилой гангстер, у которого нет реальной силы — консильери положен только один телохранитель. Советник помогает боссу в решении спорных и сложных вопросов, отговаривает от поспешных решений.

Над всеми же кланами Соединённых Штатов стоит Комиссия «Пяти семей» Нью‑Йорка (Бонанно, Гамбино, Дженовезе, Коломбо, Луккезе), которая контролирует общие операции и помогает разрешать конфликты. Правда, основанная в 1931 году, в полном составе она не собиралась с 1985 года. Но боссы продолжают контактировать между собой и иногда проводят личные встречи.

3. Мафия не имеет дел с наркотиками

В фильме «Крёстный отец» дон Корлеоне принципиально отказывался торговать наркотиками. Но реальность больше похожа на события «Лица со шрамом».

Например, самый влиятельный бандит 20–30 годов XX века Лаки Лучиано промышлял наркоторговлей. Вито Дженовезе (Дон Вито), фамилию которого носит одна из семей Нью‑Йорка, и несколько более мелких преступников в 1959 году были осуждены за торговлю героином. Его продажа приносила банде миллиарды долларов на протяжении нескольких десятилетий.

Лаки Лучиано в 1948 году. Remo Nassi / Wikimedia Commons

Существовала даже специальная сеть , получившая название Pizza Connection («Cвязь через пиццу»), когда под прикрытием итальянских ресторанов в США мафиози продавали героин из Сицилии и Корсики.

Впрочем, есть случаи, когда боссы действительно запрещали своим последователям торговать «дурью». Например, Винсент Джиганте (Подбородок) из клана Дженовезе или Пол Кастеллано (Большой Пол) из Гамбино. Гангстер Сальваторе Гравано (Бык Сэмми), давая показания в 1993 году, утверждал , что любой из клана Гамбино, кто осмеливался продавать наркотики, рисковал жизнью.

Кадр из оперативной съёмки ФБР с Луи Сачченти, Томасом Карбонаро, Джоно Гаммерано и Сальваторе Гравано. I / Wikimedia Commons

Но, скорее всего, это было связано не с благородным презрением к запрещённым веществам, а с высокой опасностью этого бизнеса — ведь попасться на продаже наркотиков очень легко. К тому же в 70‑е годы правительство США ужесточило борьбу с наркотрафиком.

4. Мафия никогда не связывается с другими преступными группировками

В кино чаще всего показывают, что мафиози действуют сами по себе, не привлекая другие преступные группировки. И так действительно было с конца 40‑х до 70‑х годов XX века, когда итальянская мафия была самым крупным игроком в нелегальном бизнесе в США. Исключением можно назвать связи итало‑американцев со своими сицилийскими «коллегами» с малой родины.

Но те времена прошли, и хотя итало‑американская мафия остаётся крупнейшей криминальной организацией в США, она уже не так замкнута и однородна.

Так, Майкл Франчезе, занимавший высокий пост в нью‑йоркской мафиозной «семье» Коломбо, в 80‑х годах сотрудничал с русскими бандитами с Брайтон‑Бич, проводя аферы с налогами на бензин: они покупали топливо в свободной от налогов зоне и продавали его втридорога. На этих и других махинациях Франчезе иногда зарабатывал до восьми миллионов долларов в неделю.

Также «семьи» разных городов США были нередко связаны с байкерской группировкой Pagans («Язычники»), торговавшей метамфетамином.

И если изначально ключевые позиции в коза ностра могли занимать только выходцы из Италии, со временем такая возможность открылась и для представителей других этнических групп. Это уже было не просто сотрудничество: «чужаки» были посвящены в дела мафии.

Например, калифорнийский японец Кен Это (Токийский Джо) проводил подпольные игры в казино чикагской мафиозной группировки. А польский еврей Джейк Гузик (Жирный палец) заведовал бухгалтерией и решал политические вопросы Аль Капоне.

Хотя стоит сказать, что эти и другие «иноземцы», занявшие высокие места в коза ностра, так и не стали её полноценными членами. Ими могут быть только итальянцы.

5. Мафиози скорее умрёт, чем выдаст тайны клана

Кодекс молчания у итальянских мафиози действительно существовал , но постепенно его действие сошло на нет.

Как уже упоминалось в начале статьи, кодекс назывался омертой и появился на Сицилии задолго до мафии. Он предписывал, что член преступной организации не может ни в каком виде сотрудничать с государством и полицией. Поэтому мафиози обязан молчать на допросах, не свидетельствовать против кого бы то ни было, не сотрудничать со следствием и даже не признавать существования мафии.

Омерта работала на протяжении длительного времени, но в 1963 году кодекс молчания нарушил Джозеф Валачи (Джо Карго). Он был осуждён по делу о наркоторговле вместе с Вито Дженовезе. В 1962 году они сидели в одной тюрьме.

Тогда же Валачи убил сокамерника, приняв его за наёмного убийцу, подосланного Дженовезе. Опасаясь за свою жизнь, Валачи дал показания в Сенате США на специальных слушаниях.

Именно он впервые сказал, что мафию сами её члены называют «коза ностра».

Надоело быть «человеком чести» и американскому гангстеру Томмазо Бушетте, который в 1986 году дал показания, ставшие основанием для 11 судебных процессов в одном только Нью‑Йорке.

За 20 с лишним лет с момента признания Валачи ещё шесть гангстеров из Нью‑Йорка, Кливленда, Лос‑Анджелеса и Бостона вступили в сотрудничество с властями, и к концу 80‑х годов омерте фактически пришёл конец.

Весомую роль в этом сыграл и закон RICO («О рэкетированных и коррумпированных организациях») 1970 года, который позволил осуждать целые организации, связанные с преступной деятельностью.

Прокуроры теперь могут заключать судебные соглашения и осуждать виновного за менее серьёзные преступления в обмен на его показания против руководителей криминальных объединений.

6. Ритуал посвящения в «семью» — огромный секрет, не известный никому за пределами мафии

Во многом благодаря признаниям некоторых мафиози и их сотрудничеству с представителями закона обряд посвящения в «семью» и клятвы мафиози сегодня хорошо известны.

В 2011 году нью‑йорский гангстер Джозеф Массино, которому за причастность к восьми убийствам грозило пожизненное заключение, стал сотрудничать со следствием.

В том числе он рассказал о том, как проходила церемония его посвящения в далёком 1977 году.

Оперативная съёмка ФБР. Справа от автомобиля — Джозеф Массино. United States Department of Justice / Wikimedia Commons

Но более показательна история Джорджа Фрезолоне. Он был рядовым членом мафиозной группировки Филадельфии — Нью‑Джерси и в 1988 году попал в тюрьму.

Из‑за того что банда никак не помогала его бедствующей семье, Фрезолоне стал агентом Отдела по борьбе с организованной преступностью. В общей сложности он записал более 400 бандитских переговоров, которые позволили привлечь к суду около 40 мафиози, а также обряд своего посвящения в 1990 году.

Спустя четыре года Фрезолоне стал соавтором книги «Клятва крови» и умер в 2002 году от сердечного приступа, находясь в программе защиты свидетелей.

Так вот, ритуал посвящения проходит следующим образом. Чтобы стать официальным членом клана, нужно проявить себя и доказать свою преданность. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Фрезолоне, с подросткового возраста причастного к тёмным делам, посвятили только в 36 лет.

Процесс начинается с того, что кандидату прокалывают палец и задают формальные вопросы. Затем кровь стирают карточкой с изображением святого. Её сминают, кладут в руки кандидату и поджигают, пока тот читает клятву, обещая жить и умереть за «семью» и «гореть, как этот святой», если предаст её.

В разных кланах ритуал может отличаться, но в целом схема примерно везде одинакова.

7. Мафиози легко устраняют всех неугодных

В США мафиози гораздо реже идут на убийство (особенно полицейских и судей), в отличие от сицилийских коллег. Также члены коза ностра стараются не допускать жертв среди рядовых граждан. И дело тут вовсе не в высоком моральном облике мафиози, а в том, что убийство несёт за собой серьёзные последствия.

Так, из‑за дела попавшего под шальную пулю 18‑летнего Маттео Сперанцы большая часть «семьи» Коломбо оказалась за решёткой.

Также важную роль играет то, что человек, давший показания против мафии, может не беспокоиться о своей жизни, так как в США хорошо работает программа защиты свидетелей. Кстати, правильное название этой службы — Программа безопасности свидетелей. С начала её существования в 1971 году она успешно защитила около 19 тысяч свидетелей (не только по делам мафии) и их родственников.

Маршалы США сопровождают свидетеля. United States Marshals Service / Wikimedia Commons
Впрочем, есть те, кого мафия оставляет в покое и так.

Например, Сальваторе Гравано в 1995 году вышел из программы безопасности и спокойно живёт под своим именем в Аризоне. Он был правой рукой (андербоссом) дона Гамбино.

В 90‑е годы Сальваторе Гравано дал показания, благодаря которым за решёткой оказалась вся верхушка клана Гамбино, в том числе и Джон Готти, осуждённый на пожизненное заключение.

Хороший пример того, что мафия вовсе не всесильна в деле устранения своих врагов, демонстрирует и история Джозефа Пистоне, больше известного как Донни Браско. Именно по ней, а точнее по книге Пистоне в 1997 году снят фильм «Донни Браско» с Аль Пачино, Джонни Деппом и Майклом Мэдсеном.

Пистоне был агентом ФБР и с 1976 по 1981 годы работал под прикрытием на мафиозные группировки Бонанно и Коломбо в Нью‑Йорке. Результатом его деятельности стали сотни дел и приговоров, а также награда в 500 тысяч долларов за его голову от главарей мафии. Но при этом он до сих пор жив — сейчас Пистоне 81 год.

Оперативный кадр, запечатлённый во время операции «Донни Браско». I / Wikimedia Commons

Впрочем, недооценивать опасность мафии не стоит.

В 1985 году по заказу Джона Готти прямо на улице в своём автомобиле был застрелен тогдашний босс Гамбино Пол Кастеллано. В 2003 году владелец пекарской лавки в Квинсе (Нью‑Йорк) Анджело Муньоло был ранен возле своего дома.

Его «заказал» Винсент Готти, брат Джона Готти. Винсент подозревал, что его жена изменяет ему с пекарем.

Джон Готти. I / Wikimedia Commons
Мафиози до сих пор не гнушаются убийствами, но совершать их становится всё сложнее. В 2016 году бандит из нью‑йоркской «семьи» Луккезе Джозеф Дателло (Джоуи Очки) направился в Нью‑Гэмпшир по заданию босса. Там он намеревался найти и убить информатора полиции, но был задержан.

Впрочем, есть и «успешные» примеры. Так, в 2019 году из‑за внутрисемейных разборок был застрелен глава клана Гамбино Фрэнк Кали (Фрэнки Бой).

8. Вступив в мафиозную «семью», нельзя вернуться к мирной жизни

Это традиционное клише из кинематографа не совсем верно. Да, уйти из клана сложно, но можно. В большинстве случаев мафию покидали, обратившись к властям, и такие примеры мы приводили выше.

Но есть случай вышеупомянутого Майкла Франчезе из «семьи» Коломбо, который ушёл на покой без сотрудничества с ФБР. В 1986 году журнал Fortune включил его в список «50 самых богатых мафиозных боссов», и тогда же Франчезе впервые сел в тюрьму.

Выйдя на свободу в 1989‑м, он снова оказался за решёткой два года спустя. Во время второго срока Франчезе увлёкся чтением Библии. Освободившись в 1994 году, он порвал с мафией и уехал в Калифорнию с семьёй.

Оставить Нью‑Йорк ему пришлось из‑за многочисленных угроз и контрактов на его убийство, в том числе одобренных его отцом — мафиози Джоном Франчезе.

Сейчас Майкл Франчезе пишет книги, выступает как мотивирующий спикер и посещает христианские мероприятия.

Конечно, многие представления о мафии — это всего лишь мифы, однако некоторые сюжеты из кино и книг о коза ностра вполне реалистичны.

Например, войны семей и внутренняя грызня за власть, символизм убийств — скажем, помещение канарейки в рот убитого информатора полиции. И хотя позиции мафии сильно пошатнулись, она всё ещё жива.

«Пять семей» сохраняют огромное влияние в преступном мире всех американских штатов.

Угрозы XXI века, такие как терроризм и мексиканские наркокартели, отвлекают силы ФБР, а это даёт мафии значительную передышку и время собраться с силами. И пока другие преступные группировки возникают и исчезают вслед за своими предводителями, коза ностра существует уже больше ста лет.

Источник: https://Lifehacker.ru/mify-o-mafii/

Сколько в Италии мафиозных кланов? И какой самый главный?

Кланы мафиози

Как устроена современная мафия в Италии? Какой клан самый главный? Существуют ли «крестные отцы»? Правда ли мафия влияет на работу политиков самого высокого уровня? Рассказывает итальянский историк Джованни Савино, – пишет Украина Криминальная. 

За последние недели произошло сразу несколько событий, связанных с итальянской мафией. 17 ноября в тюрьме умер 87-летний Сальваторе Риина — один из самых известных и влиятельных боссов сицилийской мафии, бывший глава «Коза ностра», приговоренный к 26 пожизненным срокам за организацию десятков убийств и терактов.

4 декабря полиция провела спецоперацию и задержала почти полсотни членов «Коза ностра», в том числе главу клана Сеттимо Минео. «Медуза» попросила итальянского историка и доцента Института общественных наук РАНХиГС Джованни Савино рассказать, как устроена современная мафия в Италии.

В Италии действительно до сих пор существует мафия? Это настоящие семейные кланы?

Да, в Италии есть много организованных преступных групп (ОПГ), которые в законодательстве называются associazioni per delinquere di tipo mafioso — то есть преступно-мафиозные сообщества.

Самые известные кланы (их еще называют семьями) — сицилийская «Коза ностра», калабрийская «Ндрангета» и неаполитанская «Каморра»; в Апулии действует «Сакра корона унита» («Объединенная священная корона»).

В последнее годы в Италии появляются и «иностранные» кланы — их создают выходцы из Нигерии, с Балкан и других мест, но часто они работают под контролем итальянской мафии. Родственные связи до сих пор играют большую роль в мафии, но, к примеру, в «Ндрангете» они куда важнее, чем в «Коза ностра» и «Каморре».

«Крестные отцы» сейчас тоже бывают?

Для многих главный источник знаний об итальянской мафии — «Крестный отец» Фрэнсиса Форда Копполы.

Это прекрасный фильм, но, безусловно, он не может дать полного представления о том, как на самом деле устроены мафиозные организации — хотя бы потому, что почти все действие происходит в США.

«Крестные отцы» действительно существуют — хотя само это название (padrino) итальянские журналисты начали использовать как раз под влиянием фильма; обычно лидеров семей называют capo (глава) или don (так иногда обращаются и к священникам). Иногда глав кланов называют просто по кличке.

Настоящие «крестные отцы» — это жесткие лидеры, обладающие харизмой, способностью к стратегическому мышлению и выстраиванию связей с самыми разными людьми и организациями.

 Яркий пример — Раффаэле Кутоло, основатель «Новой организованной каморры» (Nuova camorra organizzata) и один из самых опасных боссов в истории Италии.

  Он находился в заключении с середины 1960-х годов, но это не помешало ему приобрести влияние.

Чем мафия отличается от обычных банд?

Закон считает ОПГ мафией, если она соответствует нескольким критериям. Вот основные:

  • Участники группы запугивают людей и принуждают их сотрудничать, ссылаясь на связи с этой группой.
  • Участники группы связаны «кодексом чести» 
  • Участники группы стремятся прямым или косвенным образом  над экономической деятельностью, государственными закупками и услугами с целью получения прибыли.
  • Участники группы вмешиваются в выборы, препятствуют свободному анию.

Сколько в Италии мафиозных кланов? И какой самый главный — «Коза ностра»?

По-настоящему точной статистики нет, но все-таки можно сказать, что в современной Италии действуют десятки мафиозных групп. По даннымна 2015 год, около 30 семей действуют в Палермо, еще 20 в Неаполе и столько же в Реджо-ди-Калабрия. В основном все кланы базируются в южной части страны, но сейчас независимые кланы есть и в Северной Италии.

В последние годы самая главная и опасная мафия — «Ндрангета». По данным Парламентской комиссии по противодействию мафии, ее влияние в той или иной степени распространяется на все регионы Италии.

У «Ндрангеты» везде есть свои люди, особенно эта организация сильна в Ломбардии и в Эмилии.

Клан сумел использовать возможности глобализации и сотрудничает с наркоторговцами Южной и Центральной Америки.

Джузеппе Нирта, один из самых разыскиваемых членов мафии, плюет в журналистов. Бьянко, Италия. 23 мая 2008 года Reuters / Scanpix / LETA

Итальянская мафия влияет на политику и политиков?

Увы, да. С 1991 по 2018 год были закрыты 313 городских советов из-за влияния мафии. В причастности к переговорам между государственными чиновниками и «Коза ностра» обвиняли бывшего премьер-министра Италии Сильвио Берлускони.

Один из ближайших соратников Берлускони Марчелло ДелльʼУтри сидит в тюрьме из-за связей с мафией.

Джулио Андреотти, один из главных итальянских политиков с 1945-го до 1990-х годов (он семь раз был премьер-министром и 27 раз входил в правительство), тоже был осужден за связи с «Коза ностра» — режиссер Паоло Соррентино снял про Андреотти фильм «Изумительный».

Какой основной бизнес у итальянской мафии? Наркотики?

Не только. Мафиозные организации инвестируют в самые разные отрасли экономики: строительный бизнес, здравоохранение, общественное питание, уборка и так далее. Легальный бизнес — это еще и средство отмывать доходы от торговли наркотиками.

Парламентская комиссия по противодействию мафии подсчитала, что если бы мафия в целом была бы акционерным обществом, то такое предприятие зарабатывало бы 150 миллиардов евро ежегодно и стало бы богатейшим в Италии.

Стоимость такой организации превысила бы ВВП Италии по итогам 2016 года.

Правда, что в Италии многие люди поддерживают мафию и верят ей больше, чем государству?

Нет, это не такое массовое явление — широкой открытой поддержки у мафии нет. Вероятно, большинству людей просто безразличны проблемы, связанные с мафией.

Известно, что в некоторых районах крупных городов единственная возможность работать — работать на мафию, и при этом множество людей эмигрируют, чтобы зарабатывать честно. Есть много гражданских инициатив, нацеленных на борьбу с мафией.

И есть люди, которые стали символами такой борьбы: например, леворадикальный активист Джузеппе Импастато (его убили в 1978-м по приказу Гаэтано Бадаламенти, одного из самых известных боссов «Коза ностра») или священник Джузеппе Диана (в него стреляли в храме в Казаль-ди-Принципе, где царствует «Каморра»).

А теперь личный опыт. Каково жить в регионе, где есть мафия?

Я вырос в 1980-х в городке между Неаполем и Казертой в последний (или не последний, кто знает) период царствования босса Франческо Скьявоне по прозвищу Сандокан. Я хорошо помню места, где можно было встретить людей из мафии.

В начале 2009 года в этом районе полицейские проводили операцию против киллера и бывшего босса Джузеппе Сетолы — его искали повсюду. Карабиньеры даже остановили мою маму и обыскали багажник ее машины, хотя она работает учительницей.

Сейчас мафии действуют не так, как прежде, — у кланов большие интересы в бизнесе и на финансовых рынках, так что сегодняшние семьи не любят шума стрельбы. Не стоит думать, что в Неаполе или Палермо каждый день происходят убийства.

Источник: Meduza

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://persona.top/2018/12/17/skolko-v-italii-mafioznyh-klanov-i-kakoj-samyj-glavnyj/

Мафия сегодня: как устроены итальянские кланы

Кланы мафиози

Итальянская полиция в рамках кампании по борьбе с мафией провела облавы и арестовала десятки человек в районе Неаполя, Риме и сицилийском Агридженто.

Задержанных обвиняют в контрабанде, вымогательстве, заказных убийствах, взятках политикам, организации проституции, краже предметов искусства. Список преступлений обширен.

А что сегодня представляет собой итальянская мафия?

Reuters

Коза ностра — сицилийская мафия

Сицилийские банды создали модель, которую затем переняли мафиозные группировки по всему миру. Они превратились в грозную силу в Сицилии в 1800-х годах, а впоследствии их могущество и изощренность неуклонно росли.

Коза ностра переводится с сицилийского как «наше дело». Так называлась первая мафия, основу которой заложили семейные кланы.

Она известна своим кодексом чести — омертой, который предполагает абсолютную лояльность. Стукачам грозили пытки и смерть, а их родных ждало наказание.

Даже в наши дни членов мафии в Сицилии привлекают для разрешения коммерческих споров и поиска украденных партий товара, предпочитая их услуги медленной на подъем судебной машине. Однако для многих ненавистно практикуемое мафией «крышевание», когда предприниматели вынуждены платить за «защиту» бизнеса.

Коза ностра получила известность в США, занимаясь рэкетом и враждуя с другими бандами в Чикаго, Нью-Йорке и других городах. Группировка смогла значительно укрепиться благодаря торговле контрафактным спиртным в период «сухого закона» в 1920-х годах.

ФБР утверждает, что американский преступный синдикат в целом не связан с итальянскими кланами. Главным источником дохода коза ностра является торговля героином.

Если в наши дни сказать слово «мафия», то многие сразу вспомнят фильм «Крестный отец» с Марлоном Брандо. В сицилийском слово «мафия» связано со словом «мужественный». Зачастую термин употребляется неверно и не по назначению, по отношению ко всем организованным преступным группировкам.

Некоторые мафиозные итальянские организации ведут свою деятельность в других странах, конкурируя с другими не менее жестокими мафиозными бандами из России, Китая, Албании и других стран. В некоторых случаях банды координируют свои действия и затем делят добычу.

Коза ностра пробралась в местную и государственную политику не только в Италии, но и в США.

Хотя даже в Италии громкие скандалы, связанные с коррупцией, не всегда подразумевают участие мафии. Громкий судебный процесс в Риме выявил грандиозную коррупционную схему, но мафия к ней не была причастна.

По информации ФБР, сейчас в рядах коза ностра и трех других крупных мафиозных группировках — каморра, ндрангета и Сакра Корона Унита — 25 тысяч членов. Всего в мире с ними связаны 250 тысяч человек.

Когда коза ностра возглавлял крестный отец Сальваторе Риина, группировка по сути находилась в состоянии войны с итальянским государством.

В мае 1992 года люди Риины взорвали недалеко от Палермо автомобиль прокурора Джованни Фальконе. В результате погиб сам прокурор, его жена и трое телохранителей.

Спустя два месяца был убит и новый прокурор Паоло Борселлино. Его автомобиль взорвали в Палермо.

Риина скончался в тюрьме в ноябре 2017 года в возрасте 87 лет. Он отбывал пожизненное заключение.

Коза ностра дотянулась и до некоторых экономических проектов ЕС в Сицилии через местных подрядчиков. В 2010 году расследование Би-би-си выявило, что среди прочих бизнес-проектов мафиозная структура получала средства от ветряных электростанций.

Сицилийское общество не намерено сдаваться. Антимафиозная группа Libera Terra занимается бизнес-проектами, среди которых — гостиничный бизнес, на средства, изъятые у мафии.

Специализирующийся на изучении мафии сотрудник Оксфордского университета Федерико Варесе рассказал, что сейчас Коза ностра занимается крышеванием ночлегов для мигрантов, которые финансируются государством.

Но некоторые банды мигрантов пытаются конкурировать с мафией в таких сферах, как проституция, рассказал Би-би-си Варесе. Он добавил, что итальянская полиция на Сицилии оказывает «огромное давление» на мафию.

Каморра — неаполитанская мафия

В кланах каморры в Неаполе и Казерте состоит примерно 4500 человек.

Их главная сфера деятельности — наркотики. Члены банды отличаются крайней жестокостью. Также они занимаются вымогательством денег у строительных фирм, компаний, занимающихся захоронением токсических отходов, и производителей одежды. Это в числе прочих и мастерские, в которых преимущественно работают китайцы, занимающиеся подделкой популярных брендов одежды.

В 2006 г. вышла в свет книга «Гоморра», в которой итальянский журналист Роберто Савиано задокументировал повседневную жизнь и принципы работы группировки.

Вскоре после выхода книги Савиано начал получать угрозы. Сегодня он живет под защитой властей: рядом с Савиано всегда находятся телохранители, а его место жительства не разглашается.

В интервью американскому радио Си-би-эс Савиано говорил, что каморра и ндрангета отличаются от коза ностра менее строгой иерархией и более юными лидерами, а в их деятельности «намного больше крови». По словам Савиано, сегодня эти две группировки сильнее коза ностра и меньше, чем она, вовлечены в политику.

Разветвленная сеть наркоторговцев каморры действует даже в Испании, но центр синдиката всегда находился в бедных районах Неаполя, таких как Скампия и Секондильяно.

Также с каморрой связывают столкновения банд в Остии, одном из небогатых пригородов Рима. Несколько месяцев назад в Италии разразился скандал, после того как член мафиозного клана Спада при включенной камере ударил головой тележурналиста.

Как отмечает профессор Варесе, в структуре кланов каморры традиционно важную роль играют женщины — они, как правило, выполняют работу курьеров и «бухгалтеров», которые выдают деньги членам клана.

Калабрийская мафия — ндрангета

Калабрия — «носок» итальянского «сапога» на карте мира — это один из беднейших регионов Италии. Провинция находится недалеко от Сицилии, а ндрангета начала свое существование как ответвление коза ностра.

Название этой группировки происходит от греческого «андрагатия», что значит «доблесть». По оценке ФБР, в ндрангете сегодня состоит около шести тысяч человек.

Специализация ндрангеты — контрабанда кокаина. Профессор Варесе говорит, что группировка напрямую связана с мексиканскими и колумбийскими бандами. По некоторым подсчетам, ндрангета контролирует до 80% торговли кокаином в Европе.

Ндрангета имеет влияние и на севере Италии — группировка контролирует часть криминального бизнеса в окрестностях Турина. В Калабрии ндрангету обвиняют в краже значительной части помощи для малоимущих.

В 2007 г. в немецком Дуйсбурге ндрангета показала свою жестокость. В городе были убиты шестеро связанных с синдикатом итальянцев. Их тела преступники оставили в двух автомобилях неподалеку от итальянского ресторана.

Апулийская мафия — Сакра Корона Унита

Самый маленький из итальянских мафиозных кланов, Сакра Корона Унита («Объединенная священная корона»), базируется в Апулии, на юго-востоке Италии.

По оценкам ФБР, в группировку входит около двух тысяч членов, а ее специализация — контрабанда сигарет, оружия, наркотиков и людей.

Географическое положение Апулии делает регион идеальным портом для контрабанды с Балкан. Как считается, апулийские кланы плотно связаны с восточноевропейскими ОПГ.

Источник: https://news.tut.by/world/578774.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть