Новый закон о домашнем насилии

Содержание

Финальная версия законопроекта о домашнем насилии стала неожиданностью для его соавторов. Они назвали документ «реверансом в сторону фундаменталистов»

Новый закон о домашнем насилии

29 ноября Совет Федерации опубликовал текст законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия. Подобные инициативы и раньше вносились в парламент, но ни одна из них не дошла до второго чтения.

Нынешний законопроект продвигает депутат Государственной думы Оксана Пушкина, положительно о нем отозвались председатель Совфеда Валентина Матвиенко и председатель Госдумы Вячеслав Володин (его Пушкина назвала «оберегом» этой инициативы), а также уполномоченная по правам человека Татьяна Москалькова.

В разработке документа Пушкиной помогали общественные организации по защите прав женщин. Против принятия закона выступал лидер ЛДПР Владимир Жириновский, а также консервативные движения, включая православное «Сорок сороков».

После того, как Совфед выложил текст законопроекта, его соавторы из числа общественников заявили, что их пожелания не учтены. В таком виде они считают закон бесполезным и называют его «результатом заигрываний с радикальными консервативными группами».

Как законопроект мог стать неожиданностью для его соавторов?

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия — плод коллективного труда. Первая версия документа появилась еще в 2016 году, но тогда он был отклонен в первом чтении и отправлен на доработку. Интенсивная подготовка к новому внесению законопроекта в парламент началась в 2019 году.

Ею были заняты сразу три рабочих группы — в Совфеде, Госдуме и Совете по правам человека при президенте (прежнего состава). Кто из депутатов и сенаторов (кроме Оксаны Пушкиной) станет формальным автором, неизвестно — в опубликованном тексте фамилии не указаны. Рабочую группу в верхней палате парламента возглавила сенатор Галина Карелова.

В думскую группу, помимо Пушкиной, вошли депутаты Татьяна Касаева и Валентина Кулиева, а также судьи Конституционного суда, представители Следственного комитета и правозащитники.

Среди привлеченных экспертов-общественников — глава Центра защиты пострадавших от домашнего насилия Мари Давтян и соосновательница сети взаимопомощи для женщин «Проект W» Алена Попова.

Прочитав финальную версию проекта закона, Попова заявила, что находится «в тотальном ужасе» и считает, что Совфед «сделал реверанс в сторону фундаменталистов» и патриархии (очевидно, имеется в виду Русская православная церковь). Давтян написала, что эта редакция законопроекта с ней как с членом рабочей группы не согласовывалась.

«Эта редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами.

И это плохо! Надо было думать, не как уважить людей, которые видят в насилии скрепу, а как защитить тех, чьи жизнь и здоровье в опасности», — уверена Давтян.

Закон о домашнем насилии кого-то не устраивает?

Да, противники его принятия недавно провели митинг в Москве. Кроме того, Оксана Пушкина заявляла об угрозах, поступавших ей и другим авторам законопроекта.

25 ноября она попросила министра внутренних дел России Владимира Колокольцева проверить на причастность к угрозам представителей православного движения «Сорок сороков». В недавнем интервью «Медузе» Пушкина сказала, что участники этого движения являются «силовым блоком» оппонентов закона.

Круг противников она очертила так: «Есть движения, фонды, общественные организации. Это не просто смутьяны. Повторю, на мой взгляд, это хорошо организованная, серьезно финансируемая структура».

Чем именно нынешняя версия законопроекта не нравится соавторам?

Мари Давтян и Алене Поповой не нравится определение, которое дано семейно-бытовому насилию в опубликованной редакции законопроекта.

Оно не включает в себя те виды насилия, которые подлежат наказанию по Уголовному кодексу и Кодексу об административных правонарушений (это, например, побои).

«Этот закон в такой редакции нельзя применить, если вас бьют», — пишет Давтян. По ее мнению, это ключевой пункт, который лишает закон всякого смысла.

У Алены Поповой целый список замечаний. По ее словам, часть из них она и ее коллеги высказывали разработчикам и раньше, и «что-то законодатели из верхней палаты учли, а что-то оставили без внимания вовсе». Вот на что обратила внимание Попова:

  • Определение насилия. Попова, как и Давтян, с появившейся в документе формулировкой не согласна. Она отмечает, что побои или причинение вреда здоровью относятся к административным правонарушениям, проверка по которым может занимать от 10 до 30 суток. Это, по мнению Поповой, лишает жертв агрессии «мер защиты и социальной поддержки в самой острой и опасной фазе конфликта». Кроме того, при угрозах или легком уроне здоровью жертвы к агрессору не применимы меры, связанные с лишением свободы, и это оставляет потерпевшую сторону без защиты.
  • Отсутствие защиты для партнеров, официально не состоящих в браке. В списке лиц, подвергшихся насилию, которые должны охраняться законом, фигурируют только бывшие и нынешние супруги, а также живущие вместе родственники (включая не кровных). «Между тем, до 12% семей живут длительно в незарегистрированном браке, а почти 30% семей проживали совместно и вели совместное хозяйство до заключения официального брака», — привела статистику Попова.
  • Обязанность жертвы самой заявлять об угрозах. Не нравится Поповой и то, что инициировать профилактические меры по отношению к человеку, который высказывает угрозы, потерпевший должен сам. Соседи или родственники могут сделать это за него, только если он находится в беспомощном или зависимом состоянии. Попова предлагает расширить круг лиц, которые могут заявить об угрозах, до всех, кому стало известно о фактах насилия или об угрозах его совершения.
  • Слабое наказание за нарушение защитных предписаний. Согласно законопроекту, такие предписания может выдавать полиция или суд. Их можно выносить только с согласия жертвы или ее представителя. Попова считает, что предписания должны выноситься и без согласия жертвы, если есть основания полагать, что она «находится в состоянии зависимости от нарушителя или испытывает страх». Кроме того, в законопроекте за нарушение предписаний предусмотрен только штраф или арест. Попова настаивает, что «предлагаемая ответственность настолько ничтожна, что не будет являться сдерживающим фактором для правонарушителя». Она предлагает ввести уголовную ответственность за повторное нарушение предписаний.

Законопроект примут в нынешней редакции?

Мы не знаем, но можно предположить, что нет. На это указывает то, что Совет Федерации предложил всем желающим принять участие в обсуждении документа.

Кроме того, сенаторы намерены отправить текст в общественные организации, «в том числе в те, которые выступают категорически против его принятия», чтобы узнать их мнение. Валентина Матвиенко уже говорила, что парламент учтет и позицию оппонентов.

В числе сторон, заинтересованных в обсуждении документа, она упомянула Русскую православную церковь.

После публикации текста законопроекта Алена Попова призвала своих сторонников писать обращения в Совет Федерации, Госдуму и администрацию президента.

«Давайте сейчас еще больше объединимся, не будем играть по правилам войны, которую нам старательно навязывают фундаменталисты, а будем сильны в своих аргументах и своей уверенности в победе в дискуссиях за идеальный вариант законопроекта», — написала она.

Мари Давтян заявила, что вместе с другими соавторами-общественниками будет добиваться принятия «эффективного закона». «Рабочая группа будет собираться, я — в составе рабочей группы. Так что продолжаем работать», — написала она.

Сенатор Галина Карелова заявила, что «в обществе идет активная дискуссия по законопроекту, что свидетельствует о большом внимании граждан к данной теме». В связи с этим законопроект, который предполагалось внести в Госдуму в начале декабря, поступит в парламент позже. Его общественное обсуждение продлится до 15 декабря 2019 года.

Источник: https://meduza.io/feature/2019/11/30/opublikovannyy-sovetom-federatsii-zakonoproekt-o-domashnem-nasilii-stal-neozhidannostyu-dlya-ego-soavtorov-oni-nazvali-dokument-reveransom-v-storonu-fundamentalistov

Как законопроект о домашнем насилии может повлиять на семейную жизнь россиян в случае его принятия?

Новый закон о домашнем насилии

Виталий Ревзин

Юрист Коллегии адвокатов “Вашъ Юридический Поверенный”

специально для ГАРАНТ.РУ

Одной из самых заметных законодательных новаций конца 2019 года стал проект нового закона “О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации”1, который представлен на общественное обсуждение Советом Федерации РФ.

Несомненно, потребность в активизации профилактических мер по борьбе с семейно-бытовым или домашним насилием возникла давно. Целый ряд тяжких и особо тяжких преступлений мог бы быть предотвращен, если бы ответственные органы своевременно реагировали бы на сигналы со стороны граждан, занимались бы профилактической работой на надлежащем уровне.

В законопроекте содержится формулировка новой для российского права категории семейно-бытового насилия. Под ним авторы законопроекта понимают “умышленное действие, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического, или психического страдания, или имущественного вреда”, которое при этом не подпадает под административную или уголовную ответственность.

Также в законопроекте вводятся новые для России профилактические меры – защитное предписание и судебное защитное предписание, особенности вынесения которых прописаны в ст. 24-25 рассматриваемого законопроекта. Защитное предписание планируется выноситьуполномоченным лицом ОВД на срок до 30 суток с возможностью продления до 60 суток, а судебное защитное предписание – судом на срок до 1 года.

Суть защитных предписаний сводится к запрету совершения семейно-бытового насилия, вступления в коммуникацию с жертвой насилия, включая и коммуникацию посредством средств связи и Интернета, проживания на одной территории с лицом или лицами, пострадавшими в результате семейно-бытового насилия.

Таким образом, в России в случае принятия законопроекта и придания ему статуса закона может появиться законодательная норма, запрещающая лицам, обвиненным в семейно-бытовом насилии, вступать в любые контакты с пострадавшими.

Такая норма успешно применяется во многих странах мира, включая страны Западной Европы, и рассматривается в качестве одной из наиболее эффективных профилактических мер, позволяющих снизить риски перерастания семейно-бытового насилия в уголовные преступления.

Однако законопроект вызывает и многочисленные вопросы, связанные, в первую очередь, с возможным влиянием на семейную жизнь россиян в случае его принятия. Ведь государство получает больше возможностей для контроля событий, происходящих в самой приватной части жизни российского общества – в семейной сфере, в отношениях между мужем и женой, родителями и детьми.

Безусловным плюсом принятия данного закона является его высокая профилактическая значимость: лица, склонные к семейно-бытовому насилию, поймут, что в случае дальнейшего подобного поведения им могут запретить любые контакты со своими родственниками, являющимися жертвами этого насилия. Последние, в свою очередь, получат долгожданную реальную защиту, причем не только по принципу “когда будет совершено преступление, тогда и обращайтесь”, а защиту превентивную, направленную на предупреждение и предотвращение более тяжких последствий.

Однако следует отметить, что если в той или иной семье ее члены вынуждены прибегать к установленным законом мерам защиты, то данная семья уже по определению является кризисной.

Законодательные ограничения могут заставить того или иного члена семьи контролировать свое поведение, не допуская проявлений насилия, но психологический климат в семье они не восстановят и не установят.

Также следует отметить, что во многих семьях семейно-бытовое насилие совершается по причине зависимости одних членов семьи от других, и такие меры как судебное защитное предписание, предполагающие отселение агрессора, могут обернуться новыми проблемами для семьи – проблемами материального характера.

Например, по решению суда отцу – кормильцу семьи запретят проживать вместе с семьей на съемной квартире. Он уйдет в другую квартиру, перестав оплачивать аренду, и у жены с детьми встанет вопрос, где брать средства на оплату жилья.

Что же касается отношений между родителями и несовершеннолетними детьми, то здесь все еще сложнее. Ведь ребенок проживать отдельно от родителей не может, поэтому отселение агрессора или агрессоров может означать лишь то, что ребенок будет передан в государственное воспитательное учреждение со всеми вытекающими последствиями.

Нужно понимать, что далеко не все дети и подростки способны реально оценивать обстановку в семье, действия родителей.

Будучи наказанными за какие-то недочеты в учебе или плохое поведение, они получат возможность пожаловаться на родителей в контролирующие органы, после чего будет запущен соответствующий механизм – вынесение защитного предписания и т.д.

Также не очень понятно, как будет действовать защитное или судебное защитное предписание в том случае, если в роли агрессора выступает отец или мать ребенка, а то и они оба.

Ведь если они не лишены родительских прав, то они обязаны заботиться о ребенке, контролировать его школьную успеваемость, повседневную деятельность.

Как это сделать при запрете контактов, в том числе и телефонных?
Привлечение третьих лиц к контролю семейной жизни граждан может повлечь за собой и определенные действия, предпринимаемые в собственных интересах: так, различные проверки могут быть инициированы соседями, родственниками, которые по каким-то причинам недоброжелательно настроены к отдельной семье или ее членам. В текущем виде законопроекта обратиться с жалобой о семейно-бытовом насилии в конкретной семье может любой человек, ставший очевидцем насилия. И не исключено, что такой возможностью люди могут злоупотреблять.

Еще один важный нюанс, который требует внимания – семейно-бытовое насилие. Согласно законопроекту, имеет место только в семьях с официально зарегистрированными брачными отношениями, либо в сожительствах с общим ребенком.

Семейно-бытовое насилие, происходящее в парах, живущих без оформления отношений, в законе не рассматривается и профилактических мер против такого вида насилия закон не содержит.
Между тем, в Российской Федерации значительное число пар живет в официально неоформленных отношениях.

Сам факт того, что отсутствие официального оформления отношений является естественной преградой для возбуждения производства о семейно-бытовом насилии, может стать важной причиной для граждан не регистрировать брак.

Пока государство пытается предпринимать, пусть и слабые, но хоть какие-то меры для защиты семьи, сохранения института брака, данные законодательные нюансы объективно работают против брачных отношений.

Таким образом, законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, на мой взгляд, нуждается в дополнительной доработке и корректировке, особенно в перечисленных направлениях: отношения в незарегистрированных парах и сожительствах, защита несовершеннолетних, проверка жалоб о семейно-бытовом насилии со стороны третьих лиц (не имеющих отношения к конкретной семье граждан). В противном случае законопроект при его принятии может влиять на сферу семейно-брачных отношений как в положительном, так и в негативном аспектах. 
_____________________________

1 С текстом проекта закона “О профилактике семейно-бытового насилия” и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Совета Федерации РФ.

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/revzin/1311952/

Жертвам дадут ордер

Новый закон о домашнем насилии

В Госдуме активизировалась работа над законопроектом о противодействии домашнему насилию, который забуксовал с начала пандемии. Об этом “Ъ” сообщила депутат Оксана Пушкина, уточнившая, что документ «готовят к внесению».

Разработку продолжают, в частности, члены рабочей группы Госдумы, которая была сформирована еще в 2017 году, до передачи ответственности за документ в Совет федерации. Представленный Советом федерации год назад проект вызвал шквал критики.

Члены группы сообщили, что готовят «симбиоз» версии сенаторов и депутатов, добавляя туда положения с учетом новых реалий.

Работа над законопроектом о домашнем насилии шла в Госдуме с 2017 года. Парламентарии под руководством депутатов Оксаны Пушкиной и Ольги Савастьяновой дорабатывали проект, внесенный в 2016 году. Тот, в свою очередь, был сформирован на основе документа, который готовили эксперты, в частности юристы Мари Давтян, Алексей Паршин и Алена Попова, на базе Минтруда в 2013 году.

Однако в 2019 году разработка перешла по инициативе спикера Валентины Матвиенко к Совету федерации. В работе группы, сформированной сенатором Галиной Кареловой, тем не менее участвовали Оксана Пушкина и Мари Давтян. Год назад была опубликована первая версия документа, которая вызвала шквал критики.

В Совете федерации пообещали подготовить «компромиссную» версию с учетом поступивших предложений — «содержательный и неконфронтационный документ». Однако в апреле 2020 года Валентина Матвиенко заявила, что сенаторы вернутся к работе над инициативами о противодействии семейно-бытовому насилию, после того как будет побеждена пандемия коронавирусной инфекции.

“Ъ” опросил нескольких участников рабочей группы в Совете федерации, которые подтвердили, что работа приостановлена, «встреч не проводилось».

И вот теперь, как стало известно “Ъ”, формированием законопроекта вновь занялась Госдума.

Мари Давтян, которая возглавляет Центр защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских неправительственных организаций, рассказала “Ъ”, что «речь идет о совместном проекте Совета федерации и Думы, а также ряда ведомств». «Мы объединимся, чтобы вносить законопроект в самых его компромиссных вариантах»,— добавила она. Мари Давтян уточнила: «Пока мы не видели нового проекта Совета федерации, работаем с тем, с чем есть».

«На протяжении нескольких лет мы — профильные НКО, адвокатские сообщества, депутаты, члены Совета федерации, представители профильных министерств, в частности Минюста, общественники, профессиональные юридические сообщества — разрабатывали консолидированный текст законопроекта “О профилактике семейно-бытового насилия”,— добавила в разговоре с “Ъ” Оксана Пушкина.— На днях мы решили вносить законопроект в Госдуму коллективом соавторов. Очень надеюсь, что документ будет скоро внесен».

Она заверила, что в заключительный документ войдут «основные механизмы» профилактики семейно-бытового насилия, в том числе защитное предписание, то есть «охранный ордер», которым сможет воспользоваться жертва, «если ее совместное проживание под одной крышей с агрессором может привести к еще более негативным последствиям». «Полиция и суд смогут выносить защитные предписания сроком от 1 до 12 месяцев,— заметила она.— На это время обидчику могут предложить покинуть квартиру, даже если он является собственником жилья».

В законе появится понятие преследования — этот пункт содержался в думском проекте, однако исчез из документа Совета федерации.

«Правонарушителю будет запрещено преследовать пострадавшего, приближаться к нему на расстояние, установленное судом, но не менее чем на 50 м»,— пояснила госпожа Пушкина.

Речь также идет о введении комплекса совместных мер полиции, суда, органов опеки, психологов и юристов, «направленного на оказание помощи лицам, пострадавшим от рук дебошира».

«Одним из главных способов спасения жертвы является обращение в реабилитационные центры, которых, к сожалению, ничтожно мало в нашей стране,— сказала депутат.— Наша цель — помочь женщинам, детям, старикам, предоставляя крышу над головой и оказывая при этом психологическую, медицинскую, юридическую помощь».

Отметим, 25 ноября, в Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин, сторонники продвижения думской версии проекта направили обращение на имя спикера Госдумы Вячеслава Володина с просьбой принять именно этот вариант документа. Его, говорилось в обращении, поддерживают специалисты и организации, работающие с пострадавшими от домашнего насилия, а также представители гражданского общества и академической среды.

«Мы обсуждаем и анализируем новые ситуации и меры, которые можно внести в текст,— заявила “Ъ” правозащитница Алена Попова (в группу Совета федерации она не вошла).

— Например, настаиваем на имплементации опросника для жертв домашнего насилия, который мог бы применяться в полиции.

При этом формулировки, которые были в думском проекте, должны остаться неизменными, так как над ними работало множество экспертов».

И госпожа Давтян, и госпожа Попова предположили, что консолидированный документ должен будет внести Совет федерации, «раз есть политическая воля Валентины Матвиенко».

«Законопроект будет, вопрос только в его сроках, но “кастрированное” качество никому не нужно.

Вот вырезали в версии Совета федерации термин “преследование”, а весь год самые громкие дела, об убийствах, происходят именно на почве преследования насильником жертвы»,— заметила Алена Попова.

Мария Старикова, Валерия Мишина

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4603180

���������������������� ���������� �������������������������� �� ������������������������ ��������������-���������������� ��������������

Новый закон о домашнем насилии

������������������������ ������������ �� ���������������� �������� ���������������� �������������� �� �������� ����������. ������������ ���������� – �������� ���������������������� “��������������-�������������� ��������������”.

������ “�������������������� ������������, ���������������������� ������ �������������������� ������������ �������������������� ���������������������� �� (������) ������������������������ ������������������ �� (������) ���������������������������� ����������, ���� �������������������� ���������������� ���������������������������������� ���������������������������� ������ �������������������� ������������������������”.

������������������������ ��������������-���������������� �������������� ������������������������ ���� ������������������ ������������������ �� �������������������� ����������, ������������������������������ �������������� �� �������������� ������������, ���������������������������� ������������������ ������������ ����������������, �������������������� �������� ����������������, �� ���������� �������������������� ������������������������������������.

�� ���������� ���������������� ������ ������������ ������������������������ �������������� ���������������� ���������������������� �� ���������������� ����������������������. �� ������������ ������������ ���������������������� �������������� ������������ �������������������� ������.

������������ �������������� ������ ���������������� �������������������������������� ������ ���������� ������������������ ���� ������������ ������������ ������������������ ������������, ���� �� ������������������ �� ������������ ���������������� �������������� ������ ������������ ������ �������������������� ���� ��������������, ���������������������� ������������������ �� �������� ��������������.

�������������������� �������������� �������������������� ������ ���������� ������������������������ �������������������������������� �������������� �� ����������������������, ���� �������� ������ ���� ���������������� ���������������� – �������������� ���������������� ���������������������� �� ���������������� ������������������������ ������ ���� ���������������� ����������������������������. ������ ������������������ ������������������ ������������������ �������������� �� ������������������ ������������, ���������������������������� �� ������ ������������ ������������������ – ����������, ���� ���������������� ������ ���������� ���������������� �� �������������������������� ���� ������������������������������. ���������������������� ������������������ ������������ ���� 30 ����������, �� ������������ �������������������������� ������ ���������� �������� ���������������� ���� 60 ����������.

“�� ������������ �������� �������� ������������������ ����������������, ������ �������������������� ���������������� ���������������������� ���� ������������������������ ������������������������ �� ������������ �������� (������), �������������������������� (������������������������) ��������������-���������������� ��������������, ���������������������� �������� ������������ �������������������� ������ ������������ �������������������� �� ������ ���� ���������������� ���������������� ������������������������”, – ������������������ �� ������������ ��������������������������.

���������������� ���������������� ���������������������� ������������������������������ ���������������������������� �������������� ������ ��������������������, �� ���������� ������������, ���������� �������������� �������������������������������� ��������.

������ ������������������ ������������������ ������������ ������������������������������������ ������������������������������ ������������������, ���������������� ���������� ���������������������� �������������������� �� �������������� ���� �������� ���������������� ����������������������, ���� ������������ “������ �������������� �������������� �� �������������������� ���������������������� ������������������ �� �������� ���������� ������������������”. ���������������� ���������������� ���������������������� ���������� �������� ������������ ���� �������� ���� 30 ���������� ���� ������������ ��������.

���� ���������� ���������������� ������������������ ���������������������� �������������������� ���������������� ���� �������������������������������� ����������������.

������������ ������������������������������ ��������������, �� ������������������������ ��������������-���������������� �������������� ���������������������������� ���������������� �� ������������������������ �� ���������������������������� ����������������������.

������ ������������ �� ������ ���������� “������������������ ����������������, ��������������������, ������������������������������ �� �������� ������������ ����������, ������������������������ ��������������-���������������� ��������������; �������������������������� �������������������� ������, ������������������������ ��������������-���������������� ��������������, �� ����������������������”.

���������������� ������������ ���� ������������������ ������������������ ������������������������ �������������� ������������������ ���� �������������������������� �� ������������������������ ��������������-���������������� ��������������, ���������� ���� �������� “���������� ������������������������ ����������������, �� ���� ���������������� ��������������”. ������ ����������������������, ������ ������������������������ ���� �� �������� �������� ���� ���������������� ���������������� ������������������, ���������������� – ���� �������������������� �������������������� ������, ������ ���������������������� �������������� �� ���������������� ��������������, ������ �������� ������������ �� ������������������������������������ ��������������������. ���� ������������ ��������������, �������������������� ���������� ���������������� �������������������� ���� ������������ ��������������, �� ������������, �������������� ������������������������ ������ �������������������������� ����������������. “������ ������������ �������������� ����������”, – �������������� ������.

“�� ���������������� �������� ���������������� ������������������ ���� �������������������������� �� ������������������������ ��������������-���������������� ��������������.

������ ������������������������������ �� �������������� ���������������� �������������� �� ������������ ��������, �������������� �������� �������� ������������������ ����������������������.

���� ����������, ������ ���������� ���� ��������������, ���������� ������ ������������������������ ���������������������� ���������������� ������������������ ������������������������ �� ����������������������������”, – ���������������������������������� �������������������� ������������ ������������������ ��������-������������ ���� ������������ ����������������. ���� ���� ������������, ������������ ���������������� �������������������� ���� 15 �������������� 2019 ��������. ���������� �������������������������� ���������������������� ������ �� ���������������� �� �������������� ���� 1 ��������������.

������������������ ������������������ �������������������� �� �������������� ��������, ������ �������������������������� �� ������������������������ ������������������ ��������������������������.

�� ������ ���������� – ���������������������������� �������������� ������������������������ ������������ �� ������������ ������������������������ ������������������.

������������ ����������������, ������ ������ ���������������������������� ���������������������� ���������� ������������.

Источник: https://rg.ru/2019/11/29/opublikovan-tekst-zakonoproekta-o-profilaktike-semejno-bytovogo-nasiliia.html

Новые закон о профилактике домашнего насилия в 2019-2020 годах – семейно-бытовое насилие, УК РФ, последние новости

Новый закон о домашнем насилии

Закон о домашнем насилии предлагали принять в России уже не один раз. До сих пор отдельный нормативный акт так и не принят. Многие эксперты полагают, что имеющихся на сегодня мер достаточно, чтобы бороться с насилием в семье, и дополнительный закон будет лишним.

Расскажем подробнее, какие нормы планируют ввести власти, и почему новый закон о домашнем насилии в России в 2019-2020 годах (текст законопроекта можно скачать здесь) вызвал волну неудовольствия среди граждан.

Почему в РФ нужен такой закон

Впервые текст закона появился еще в 2016 году (проект Федерального закона № 1183390-6 «О профилактике семейно-бытового насилия» от 28.09.2016).

Тогда проект отклонили, а в 2019 году работа снова возобновилась, так как жертвы домашнего насилия в России неоднократно обращались в Европейский суд по правам человека.

И ЕСПЧ посчитал, что в России отсутствует механизмы для эффективной защиты граждан от семейного насилия.

Концепция нового закона осталась прежней. Сегодня за домашнее насилие привлекают к административной ответственности (статья 6.1.1 КоАП РФ), если нанесенные физические повреждения не значительны и инцидент произошел впервые.

Ответственность предусмотрена в виде одной из трех мер:

  1. Штраф в размере от 5 000 рублей до 30 000 рублей.
  2. Административный арест до 15 суток.
  3. Обязательные работы до 120 часов.

Фактически виновник побоев может выплачивать штраф из общего (семейного) бюджета, что лишает наказание смысла. При повторном нападении или нанесении серьезных физических повреждений агрессора привлекают к уголовной ответственности за домашнее насилие (статья УК РФ 116.1 и 117).

Собственно, квалифицированная норма отсутствует, применяются статьи за побои, причинение легкого вреда здоровью. Существующие меры не оказывают должного результата, поэтому соответствующая петиция за закон о домашнем насилии в 2019 году была подписана многими.

На сегодня жертва вынуждена самостоятельно доказывать, что по отношению к ней было применено насилие, и собирать доказательства. В то время как во всем цивилизованном мире этим занимается суд. В России, как правило, и жертва, и агрессор продолжают проживать на одной территории. Закон не предусматривает никаких мер, чтобы обезопасить жертву от дальнейших посягательств.

Четырехдневная рабочая неделя в России в 2019 году – законопроект обсуждают в Минтруде

Основные идеи нового закона

Именно вышеуказанные недостатки и должен устранить новый закон о семейно-бытовом насилии. Нормативный акт, в первую очередь, направлен на профилактику преступлений. Предусмотрена даже работа психологов с лицом, которое выступило агрессором в семейных отношениях. Причем насилие может быть не только физическим, но и психологическим или экономическим.

Самым главным нововведением, которое предусматривает проект Закона о профилактике домашнего насилия в 2019-2020 годах, является охранный ордер.

Он позволяет разобщить жертву и агрессора:

  1. При обращении в полицию по поводу домашнего насилия правоохранительные органы выдают предписание, которое разрешает агрессору находиться на одной территории с жертвой, но запрещает причинять ей насилие.
  2. Предписание действует до принятия судом решения: выдавать охранный ордер или нет.
  3. Если ордер будет выдан, то агрессор будет вынужден покинуть жилье, в котором он проживал с жертвой, даже если он является его собственником.

Предполагается, что такая мера окажется эффективной, чтобы предупредить дальнейшее домашнее насилие в семье.

Чем руководствуются противники нового закона

Законопроект базируется на опыте других стран по данному вопросу, но в РФ нашлось немало тех, кто выступает против закона. Они утверждают, что это попытка разрушить такую ячейку общества, как семья, поскольку госорганы получат право вмешиваться в частную (семейную) жизнь. К тому же, государство будет реагировать не только на физическое насилие.

Много вопросов возникает по поводу новых для законодательства России способов насилия:

  • экономическое;
  • психологическое.

Пока не существует четких критериев, что же это такое. Поэтому противники опасаются, что закон будет работать против тех, кого должен был бы защищать. Ведь агрессором могут признать любого.

В качестве примера критики нового закона приводят следующие ситуации: не купили родители ребенку новый гаджет — это можно посчитать экономическим насилием, и ребенка смогут отобрать у родителей.

Закон о компенсации ипотеки многодетным в 2019-2020 годах – как получить 450 000 рублей?

Реакция на критику

Авторы законопроекта призывают не впадать в крайности. Если ребенок одет и накормлен, никто не расценит экономическим насилием отказ купить новую игрушку. Тем не менее, остаются противники, которые считают, что это антисемейный закон, и направлен он на то, чтобы подорвать существующие устои.

Немало вопросов возникает по поводу охранного ордера. Многие считают, что от такого закона могут пострадать собственники недвижимости.

Например, приводит мужчина сожительницу, она через несколько дней обвиняет его в насилии, а мужчина остается без жилья. Таким способом могут воспользоваться мошенники в корыстных целях.

Сторонники закона утверждают, что это невозможно. Решение о выдаче охранного ордера будет принимать суд, который будет рассматривать сложившуюся ситуацию всесторонне. Сфабриковать факт домашнего насилия будет достаточно сложно.

Уже не один митинг против закона о домашнем насилии прошел в России, хотя проект еще не начали рассматривать. В каком виде он будет принят и будет ли принят вообще, с учетом таких активных протестов общественности, пока неизвестно.

Скачать законопроект № 1183390-6 можно здесь.

Источник: https://zakon-navigator.ru/proekta-zakona-o-domashnem-nasilii-v-rossii-v-2019-2020-godah-tekst-i-obzor-zakonoproekta/

Закон о домашнем насилии: новое в законе 2020 года

Новый закон о домашнем насилии

Домашнее насилие – достаточно распространенная проблема во всем мире. Страдают от данного явления и мужчины, и женщины, и дети, однако последние две категории наиболее сильно подвержены рискам.

В 2020 году многие развитые страны имеют закон, позволяющий привлекать к административной и уголовной ответственности домашних тиранов. В России же вокруг принятого в 2019 году законопроекта развернулась целая полемика с участием политиков, юристов и даже РПЦ.

Как обстоят дела в РФ с данным законом и как юридически правильно и безопасно защитить себя или близкого человека в подобной ситуации.

Обратите внимание! Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с нашим юристом внизу экрана или позвонить по телефону: +7 (800) 700-93-02 ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ. Бесплатный звонок для всей России.

Что собой являет домашнее насилие?

Под понятие домашнее насилие попадают ряд действий физического, психологического, сексуального и экономического характера. К физическому насилию относится:

  • толкание, пощечина;
  • побои кулаками, шлепки;
  • побои палками, ремнями, молотками, другими тяжелыми предметами;
  • порезы и уколы ножом или другими острыми предметами;
  • тягание за волосы, плевки, биение головой об стены и т.д.

К психологическому насилию относятся такие обстоятельства:

  • унижения;
  • постоянная критика;
  • постоянный контроль, слежка, в том числе проверка переписок, телефонов, использование шпионского программного обеспечения, камеры слежения;
  • угрозы убийства жертвы или ее близких;
  • использование уничижительных слов в обращении;
  • создание условий, в которых жертва оказывается зависимой от абьюзера и не имеет возможности попросить о помощи;
  • создание отрицательного мнения о жертве, выставление ее психически не здоровой, чтобы вызвать недоверие к ней, если она пожалуется;
  • шантаж, манипуляции.

К сексуальному насилию относятся не только акты проникновения, но и принуждения к демонстрации обнаженного тела, прикасание к гениталиям, смотреть порнографию или мастурбацию партнера, а также выполнять репродуктивные задачи.

Абьюзер может использовать и форму экономического насилия: не позволять работать, создавать условия для зависимости, контролировать расходы с предоставлением всех чеков и счетов по покупкам, не разрешать использовать предметы личной гигиены, нерегулярно платить алименты на содержание детей, а также шантажировать партнера деньгами в случае отказа от сексуальной близости.

Домашнее насилие иногда называется бытовым, и явление юридически определяется не только среди законных супругов, но и в парах, живущих в гражданском браке.

Законопроект о домашнем насилии в России 2019 года

В 2019 году в Государственную Думу был подан законопроект о Домашнем Насилии, поскольку предпосылок достаточно много. В 21 веке многие семьи еще живут по средневековым законам, в то время, как жертвам и их родственникам правоохранительные органы говорят: «Убьет, тогда посадим.»

В домашнем насилии тяжкие телесные повреждения – это редкость, а вот убийства на бытовом уровне происходят в 70% случаев, если в семье присутствует тирания. Причем совершают убийство иногда и жертвы, в процессе самозащиты, после чего их обвиняют в превышении полномочий и отправляют отбывать наказание.

Что же гласит закон? Согласно 4 ст. Закона, цель его – поддержка и сохранения семьи, а также оказание оказание социальной и медицинской помощи пострадавшей стороне. К нарушителю будут применяться защитные предписания, в результате которых он может быть выселен при условии, если есть куда, а также запрет на вступление в любой контакт с жертвой.

Если вникнуть в суть законопроекта, то он, в случае принятия, вносит ряд изменений в процесс правового взаимодействия между жертвами БН и абьюзерами.

Однако все они направлены на сохранение семьи, а не на защиту прав потерпевших. Поэтому, развернувшаяся полемика вокруг данного нормативно-правового акта, вполне оправдана. В чем минусы закона?

  1. Побои в домашних условиях декриминализируются. Ранее за подобное нарушение нарушитель мог получить до 2-х лет лишения свободы. Согласно новому законопроекту, сейчас это административное нарушение, за которое предполагается штраф до 30 тыс.рублей.
  2. В случае отсутствия доказательств, максимум, на который может рассчитывать жертва – это проведение профилактической беседы.
  3. Если есть доказательства побоев, суд может выдать предписание, по которому нарушитель не имеет права контактировать с пострадавшим ни при каких обстоятельствах. Однако, потенциальная опасность для жертвы в таких ситуациях увеличивается в разы, так как это может только разозлить тирана. Кроме того, штраф будет платиться из семейного бюджета, следовательно косвенно его оплачивает и сама жертва.
  4. В тексте законопроекта ничего не сказано о сексуальном насилии, в результате чего получается, что партнеры заведомо согласны на любые действия интимного характера.

Что говорят юристы и правозащитники о законе?

Эксперты утверждают, что штрафные санкции для рецидивистов не предположены и в случае жестких нарушений виновник получит реальный срок.

Если ДН фиксируется впервые, то человек будет оштрафован. Условием является и тяжесть нарушение, то есть, если это ограничивается шлепками, подзатыльниками, и т.д. К сожалению, Уголовный Кодекс РФ не регламентирует понятие побои, соответственно опирается лишь на телесные повреждения и если их нет, то доказать рукоприкладство будет проблематично.

Кроме того, жертвы сами часто не говорят о сложившейся ситуации, поскольку часто считают такое поведение нормой. Ведь на уровне менталитета в РФ такие утверждения – «Бьет, значит любит», «Сама спровоцировала» и т.д.

Следовательно, спасение и защита прав жертв домашнего насилия в руках исключительно самих пострадавших. Во всяком случае, пока.

Какая ответственность за домашнее насилие?

Пока Законопроект о Профилактике домашнего насилия не принят, правоохранители опираются на ст.116.1. УК РФ. Наказание в случае доказательства бытового насилия будет:

  • штраф до 30 тыс. руб. или в размере зарплаты за период до 3 месяцев;
  • общественные работы сроком до 240 часов;
  • исправительные работы сроком до полугода;
  • арест на 3 месяца.

Уголовная ответственность за повторные случаи избиения, изнасилования наступает лишь в случае рецидивов и это вызывает тревогу у лоббистов.

Что делать в случае бытового насилия?

Жертвы домашнего насилия должны тщательно продумать стратегию выхода из сложившейся ситуации. Большинство не решаются на реальные шаги по причине страха усугубить ситуацию, вызвать сильный гнев партнера, что нередко приводит к более тяжелым последствиям.

Что должен знать человек, подвергающийся насилию:

  1. Начать говорить о проблеме с близкими. Рассказать о происходящем, максимально сосредоточившись на всех фактах.
  2. Обязательно подготовить место, куда можно уйти: к друзьям, снять квартиру, если есть такая возможность.
  3. Держать при себе документы.
  4. Обратиться в полицию и письменно написать заявление.
  5. Зафиксировать побои в медицинском учреждении.
  6. Попросить соседей о помощи, в случае, если они услышат крики, и попросить вызвать полицию.
  7. Обратиться в центр поддержки в подобных ситуациях.

Что важно знать о самообороне

Довольно часто женщины, страдающие от домашнего насилия, пытаются ответить партнеру той же монетой, однако грань между самообороной и превышением довольно тонкая. Человеческое тело устроено таким образом, что в критической ситуации задействует все ресурсы для выживания и резкий выброс адреналина может привести к плачевным последствиям.

Закон позволяет жертве защищать свою жизнь и неприкосновенность, но запрещает наносить телесные повреждения и вред жизни обидчику. Поэтому, конечно лучше при малейших предпосылках тирании обращаться в правоохранительные органы и фиксировать инциденты.

Куда обращаться за помощью пострадавшим?

Женщины, страдающие от домашнего насилия, дети, пожилые люди, не должны молчать. В РФ имеется несколько организаций, которые помогают в борьбе с созависимостью и домашней тиранией:

  1. Проект «Насилию.нет» https://nasiliu.net/.
  2. Кризисный центр помощи женщинам и детям в Москве – https://krizis-centr.ru/. Телефон – 8 (499) 977-17-05 и др.
  3. Независимый благотворительный центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», телефон (495) 901-02-01.
  4. Горячая линия помощи: 8-800-7000-600. Позвонить туда можно бесплатно.

Итог

Психологи говорят, что подобные союзы редко становятся нормальными и проблемы в отношениях будут только усугубляться. Разработчики законов иного мнения и прилагают усилия для сохранения ячейки общества любой ценой.

В результате домашнего насилия страдают не только женщины, но и дети, которые рискуют попасть «под горячую руку» либо же наблюдают за этим и получают серьезные психологические травмы. Стоит ли сохранять семью в таком формате или нет, решать, конечно, партнерам, но нужно помнить и о том, что даже у любви есть предел.

ПредыдущаяСледующаяОбратите внимание! Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с нашим юристом внизу экрана или позвонить по телефону: +7 (800) 700-93-02 ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ. Бесплатный звонок для всей России.

Источник: https://yurist-rossiya.ru/semejnoe-pravo/zakon-o-domashnem-nasilii-2020.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть