Осужденные оправданы

Как судят в России: доля оправдательных приговоров всего 0,15%

Осужденные оправданы

СМИ регулярно уделяют внимание проблеме низкого процента оправдательных приговоров в российских судах, анализируя статистику судебного департамента при Верховном суде РФ. Однако журналисты пользуются различными методиками расчета.

Поэтому К29 решила разобраться, как же наиболее корректно посчитать долю дел, в которых суд встает на сторону обвиняемых. Оказалось, что их шансы на оправдание или реабилитацию, и без того призрачные, с каждым годом только снижаются.

Уголовное судопроизводство в России характеризует явный обвинительный уклон. Почти никто из обвиняемых не может всерьез надеяться на то, что будет оправдан. Речь идет не только о делах , которые возбуждаются органами следствия, но и о частном обвинении. Правда, с некоторой оговоркой.

Частное обвинение – это дела, которые можно возбуждать исключительно по заявлению потерпевшего или его представителей и только по «легким» статьям. Сейчас к ним относятся ч.1 ст. 115 «Умышленное причинение легкого вреда здоровью», ст. 116.1 «Нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию» и ч. 1 ст. 128.1 «Клевета».

В случае примирения потерпевшего с лицом, в отношении которого подано заявление, дело должно быть прекращено. А еще в рамках частного обвинения граждане могут представлять в суде свои интересы самостоятельно. Вы можете обратиться к мировому судье с заявлением о возбуждении уголовного дела, выступив по нему частным обвинителем.

Вам не помогает ни прокурор, ни следователь, ни дознаватель, ни сотрудник полиции.

Однако и в этой категории дел следствие и прокурор могут поучаствовать.

Евгений Смирнов

адвокат Команды 29

По делам частного обвинения есть исключения, когда они возбуждаются следствием в отношении спецсубьектов или в интересах «беспомощных лиц».

К спецсубьектам относятся сенаторы, депутаты, члены выборного органа местного самоуправления, судьи, присяжные или арбитражные заседатели во время осуществления ими правосудия.

Также ими являются экс-президент и кандидат на пост главы государства, прокурор, глава СКР, председатель Счетной палаты, его заместители и аудиторы, омбудсмен, следователи и адвокаты, члены избиркомов и зарегистрированные кандидаты в депутаты. А вот как закон определят «беспомощных лиц».

Это лица, которые в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не могут защищать свои права и законные интересы. Это могут быть инвалиды, лица, признанные недееспособными, дети. «Иные причины», упомянутые в законе, – это случаи, когда потерпевшие не знают данные лица, совершившего преступление.

Такие дела в суд поступают c обвинительным заключением, обвинительным актом или с ходатайством органов предварительного расследования о прекращении дела. Почему это важно? Потому что шанс быть оправданным резко падает, если в дело частного обвинения «входят» правоохранительные органы и гособвинение. Об этом мы поговорим позднее.

Как мы считали

Для начала, как сейчас считают долю оправдательных приговоров в СМИ? Можно поделить число оправданных лиц на число осужденных лиц.

В таком случае доля оправдательных приговоров в 2018 году составляет 0,3%, а в 2019-м – 0,36%. Но часто российские суды не оправдывают подсудимого, а прекращают дела по реабилитирующим основаниям.

Технически никакой разницы между оправданием и прекращением по реабилитирующим основаниям нет.

Важно понимать, что система уголовного преследования в России не имеет обратного хода. Оправдательный приговор воспринимается как недоработка и брак, а судебная власть независима лишь на бумаге. По факту «существует порочная практика зависимости от президента, его чиновников, силовиков и даже губернаторов», рассказывал «Медузе» бывший федеральный судья Сергей Пашин.

Еще один вариант, которым пользуются журналисты, – разделить число оправданных на число оконченных дел. Если считать по этой методике данные статистики, то доля оправдательных приговоров в 2018 году составит 0,235%, а в 2019-м – 0,28%. Это довольно спорный подход. Делить число оправданных лиц на число дел некорректно, так как по одному делу подсудимыми могут выступать несколько человек.

Институт проблем правоприменения в уже упомянутом докладе считает следующим образом. Сумма оправданных и реабилитированных лиц делится на общее число лиц, дела по которым поступили в суд.

Причем доля оправданных и реабилитированных, а также общее число лиц считается только от тех дел, которые поступили в суд с обвинительным актом или заключением.

То есть не учитываются дела частного обвинения, если прокуратура и органы следствия не принимали в них никакого участия, а граждане сами представляли свои интересы в суде.

Кирилл Титаев

директор по исследованиям Института проблем правоприменения при Европейском университете

Судебный департамент по отдельности показывает дела, возбужденные судом по заявлению граждан. Те из них, где гражданин представляет обвинение самостоятельно, мы убираем и не учитываем. Потому что в таких делах получается очень высокий уровень оправданий.

И это говорит о том, что обвинительный уклон наблюдается в делах, по которым проводилось предварительное расследование и обвинение поддерживает прокуратура. Оценивать долю оправданных с учётом тех, кого оправдали в ситуации, когда прокурор вообще ни ногой не ходил в суд, — это неправильно.

Это не типовой для России процесс, а совершенно другая форма уголовного судопроизводства.

Нереабилитирующие обстоятельства

В российской судебной практике есть гигантский пласт дел, которые были прекращены по нереабилитирующим основаниям.

Чаще всего основанием стало примирение сторон, а также деятельное раскаяние и истечение сроков давности.

Однако лица, в отношении которых дела были прекращены по таким основаниям, де-факто являются теми же осужденными с точки зрения последствий для жизни, пусть они и не связаны с назначением наказания.

Кирилл Титаев

Если вы преподаватель, то, когда вы запрашиваете справку об отсутствии судимости, вопрос звучит так: привлекался ли к уголовной ответственности. И даже если ваше дело было прекращено по нереабилитирующим обстоятельствам, ответ на этот вопрос «да». В связи с чем у вас возникают все те же ограничения, которые возникают у человека с судимостью.

Шанс на оправдание – ниже 0,2%

Если следовать этой методике, то получается, что доля оправдательных и реабилитирующих приговоров по уголовным делам, в которых участвовало гособвинение и велось следствие/дознание, не превышает 0,2%. В 2018 году она составила 0,15%, в 2019 году – поднялась до 0,19%.

Последняя опубликованная статистика на данный момент охватывает первое полугодие 2020 года. Из нее следует, что за первые шесть месяцев текущего года доля оправдательных и «реабилитирующих» приговоров вновь снизилась до 0,15%. Для наглядности можно посмотреть на 2016 год, когда она составляла 0,57%.

Из этого следует, что ситуация с обвинительным уклоном в последние годы усугубляется.

Стоит отметить еще одну тенденцию. В суды поступает все меньше заявлений о возбуждении дел частного обвинения. Если в 2016 году доля лиц по таким делам составляла 2,89% от общего числа лиц по делам, поступившим в суд, то к первому полугодию 2020 года она снизилась до 0,74%.

Изменение статистики связано с декриминализацией статьи 116 УК РФ («Побои»), именно по ней была львиная доля дел. При этом шанс быть оправданным в таких делах, в которых граждане представляют себя самостоятельно, кратно выше: 23% в первом полугодии 2020 года, 35% – в 2016 году.

Это подтверждает, что в делах без участия правоохранительной машины шансы на эффективную судебную защиту и реабилитацию подсудимого значительно выше.

ТЕКСТ: Ксения Уфимцева, Татьяна Торочешникова 
ИНФОГРАФИКА: Ольга Дмитриева

историей в соцсетях Подпишитесь на регулярный донат 100 000 ₽ — наши минимальные ежемесячные расходы. На эти деньги мы оплачиваем работу юристов, редакторов и программистов. И это далеко не все статьи расходов. Мы разумно подходим к постановке целей и отчитываемся за каждый потраченный рубль. Подпишитесь на регулярный донат. Помогите нам выполнить программу минимум.

  • Недопустимые доказательства: от процесса над Кариной Цуркан до дела «Сети» Что объединяет дело «Сети» (организация признана террористической и запрещена в РФ) и процессы над Кариной Цуркан и Валерием Израйлитом? Использование стороной обвинения недопустимых доказательств – то есть сведений, полученных под пытками, в нарушение закона или из «секретных» источников. Команда 29 рассказывает, в чем проблема таких улик и как следователи могут построить уголовное дело в обход всех правовых норм.
  • Цифровой ГУЛАГ: как власти усилили контроль над россиянами во время COVID-19 С начала пандемии коронавируса в России начали действовать сразу несколько нововведений, которые касаются сбора личных данных и распространения информации. Например, в некоторых кабинетах врачей установили камеры видеонаблюдения, а за «фейк-ньюз» о COVID-19 теоретически можно попасть в тюрьму. Последствия в основном коснулись обычных россиян, хотя можно вспомнить, что из-за системы обязательных QR-кодов всплыла информация о бизнесе сестры премьер-министра Михаила Мишустина. Исключение только подтверждает правило: в цифровом ГУЛАГе страдают преимущественно рядовые граждане. Команда 29 разбиралась, как из-за коронавируса в России изменилось отношение к защите и распространению данных.
  • На руинах правосудия: как КС перестал быть защитником Конституции перед левиафаном Летом в России прошло ание по поправкам в Конституцию. Его следствием стало не только обнуление президентских сроков, но и изменение закона «О Конституционном суде Российской Федерации». Политический контекст, в котором принимался законопроект, и бэкграунд этого судебного органа определили негативное отношение общества к происходящему. Наибольшее возмущение вызвал запрет на публикацию особого мнения судей. Однако это не единственное изменение. Команда 29 разбиралась, как Конституционный суд постепенно шел к тому, в каком положении оказался сейчас, и чем это грозит российскому обществу.
  • Забег на длинную дистанцию. Журналиста Ивана Сафронова обвинили в государственной измене За всю историю современной России в государственной измене обвиняли всего двух журналистов. В 2001 году по этой статье был осужден Григорий Пасько, военный корреспондент из Владивостока, а спустя почти двадцать лет дело по 275-ой статье УК РФ возбудили против журналиста «Коммерсанта» и «Ведомостей» Ивана Сафронова. Защитниками обоих журналистов выступили адвокаты Команды 29. Рассказываем историю Ивана Сафронова — корреспондента, за которого после ареста поручились более 150 журналистов, убежденных в его невиновности.

Источник: https://team29.org/story/kak-sudyat-v-rossii-dolya-opravdatelnyh-prigovorov-vsego-0-15/

Публикации Мельниченко., Осуждённые и оправданные: волнующие моменты судебных заседаний // Филокартия. № 1 (56). 2018

Осужденные оправданы
публикации > > > Осуждённые и оправданные: волнующие моменты судебных заседаний

Р.Г. Мельниченко., Осуждённые и оправданные: волнующие моменты судебных заседаний // Филокартия. № 1 (56). 2018

Осуждённые и оправданные на почтовых открытках.

Самым волнительным эпизодом любого уголовного процесса является минута оглашения приговора. Именно в этот момент, когда для человека решается его будущее – его эмоции, да и эмоции окружающих прямо зашкаливают.

Но в следующий момент, момент осознания вердикта они переходят за край возможного – это момент когда подсудимый превращается или в осуждённого или в оправданного.

В современной России, в которой среднестатистический судья выносит оправдательный приговор раз в семь лет, никакой интриги по вопросу какой будет вердикт: обвинительный или оправдательный нет, но она была в период присяжной адвокатуры (1866-1917гг). Именно тогда художники смогли запечатлеть эти мгновенья в своих полотнах, которые затем перешли на открытки.

Дискурсы одного шедевра (В. Маковский Осуждённый)

Ожидание.

В каждом судебном процессе существуют два сильно эмоционально окрашенных момента, которые отражаются в произведениях искусства: прения (речи адвокатов) и оглашение приговора. Но один художник сумел подметить ещё один, не менее волнующий эпизод каждого уголовного дела.

Этот художник, русский живописец представитель передвижничества, мастер жанровой живописи Савицкий Константин Апполонович (1844-1905). В 1895 году он написал картину «В ожидании приговора суда», репродукция, которой запечатлена на открытке, изготовленной в 1960 году.

Интерьер картины – зал судебного заседания, практически точно повторяет интерьер самой известной «судебной картины» другого художника – В. Маковского «Оправданная», о которой чуть позже. Зритель как бы смотрит на происходящее с мест для публики.

С лева дверь для ввода подсудимых, там же место для самого подсудимого и традиционные два конвоира, в руках которых ружья с примкнутыми штыками. В отдалении виднеется место для коронных судей. Места судей пусты, в позах ожидающих приговор передан весь возможный эмоциональный спектр.

Ужас подсудимого перед предстоящим приговором (человек, прикрывший лицо руками), сдерживаемое напряжение (прямая спина адвоката), бессилие перед роком (безвольно упавшая кисть руки у сидящей на стуле женщины).

Оправданная.

Самым интересным из раздела открытки об осуждённых и оправданных, является диптих художника Маковский Владимир Егоровича (1846-1920).

Коллекционеру хорошо бы иметь как минимум две открытки, на которых изображены две картины В.Е. Маковского: «Оправданная» и «Осуждённый».

Этой парой можно и не ограничиваться, так как подобные открытки есть и в дореволюционном и постреволюционном варианте, цветном и чёрно-белом, а есть открытки «с тонкостью».

В свою очередь, открытка с картиной В. Маковского «Оправданная» есть, по меньшей мере, в двух вариантах.

Уникальным представляется явление, когда на открытках можно увидеть не только окончательный чистовой результат творчества художника, но и само творчество в процессе. На открытке 1959 года изображён эскиз картины «Оправданная».

На эскизе намечен экстерьер, главная героиня, другие участники, но как будет видно дальше, «чистовик» очень сильно отличается от наброска.

Очевидно, что на сюжет картины «Оправданная» повлияла европейская традиция, закреплённая в истории о гетере Фрине. Афинский скульптор Пракситель в своей статуе изобразил богиню Афродиту обнажённой, а в качестве натурщицы взял гетеру. Гражданин афин Евфий обвинил красавицу в безбожии.

Синегор (адвокат в Древней Греции) Гиперид, в процессе своей защитительной речи, сдёрнул с Фрины одежды. Совершенная красота произвела такое ошеломляющее впечатление на граждан Афин (народных заседателей), что они её оправдали.

Согласно греческим представлениям о прекрасном, столь совершенное тело не могло скрывать несовершенную душу. Под впечатлением от этой истории в 1861 году художник Жан-Леон Жером написал полотно «Фрина перед ареопагом».

Идея суда, оправдания, женской красоты явно прослеживается и в картине «Оправданная» – русского варианта истории о Фрине.

Картина В.Маковского «Оправданная», была завершена в 1882 г. и отличается от наброска не только цветовой палитрой, но и составом персонажей, да и самой идеей. героиня, сжимающая в своих объятиях ребёнка (аллюзия на мадонну с младенцем), её родители (синхронно приложившие руку к сердцу), обернувшийся в пол оборота уходящий конвоир.

Всё это создаёт атмосферу пронёсшийся грозы, не причинившей, к счастью, большого вреда. Эта картина запечатлена в открытках, как минимум трижды.

Первый раз в чёрно-белом варианте до 1917 года, в этот же период издательством акционерного общества «Гранбергъ» была выпущена цветная открытка, а третья открытка была напечатана уже при советской власти в 1947 году, так же в цветном исполнении.

На обороте цветной открытки советского периода с изображением картины «Оправданная» содержится надпись следующего содержания: «Введение в 60-х г.г.

гласного суда с присяжными заседателями было одной из побед растущей буржуазии над крепостническим бюрократическим строем.

Картина Маковского агитирует за новый суд, изображая оправдание несправедливо обвиненной женщины из мелкой городской буржуазии».

Таинственная оправданная. В 1913 году по почте пришла открытка на которой было указано, что на ней изображена репродукция картины Ф. Брюта «Оправданная». К сожалению, автору статьи не удалось найти информацию ни об этой картине, ни об этом художнике.

Герменевтическое и сравнительное исследование открытки даёт нам следующую информацию. И картина Маковского и Брюта написаны по одному сюжету. Возможно, одна картина написана под влиянием другой, уж слишком много в них общего, в том числе и главная мысль картины.

Отличает их зеркальное отображение, то есть картины как бы перевёрнуты. У Маковского центр картины (главная героиня) находятся с лева, а у Брюта – справа. Ещё одним отличием является страна, где происходит событие, запечатлённое на картине.

У Маковского – это Россия, а у Брюта, предположительно Франция. Это выявляется по внешнему виду адвокатов.

Дискурсы одного шедевра (В. Маковский Осуждённый)

Осуждённый.

Вторая открытка диптиха с репродукцией картины В. Маковского «Осужденный» не столь оптимистична. Осуждённый с кепкой в руке, в окружении конвоиров выводится из здания суда, где сегодня его бы уже ожидал «автозак» и в этот момент, он может на несколько секунд увидеться со своими, дежурящими у входа родными.

Во времена 1880-1890-х годов в Российской империи происходили демократические движения в различных сословиях: студентах, разночинцах, народниках. В ответ, по Московской империи прошли ряд громких политических уголовных процессов.

Подобное повторилось в современной России после 2012 года, например, по, так называемому, «болотному делу». В.

Маковский живо интересовался этими процессами, и первый его акварельный эскиз изображал молодого человека, в арестантской одежде, решительно проходящего мимо зрителей.

К сожалению, этот эскиз не попал на открытки. Но есть здесь одна тонкость. Если у Вас есть несколько открыток с репродукцией картины «Осуждённый» – присмотритесь. Возможно, вы увидите, что на открытках изображены разные картины. Дело в том, что В.

Маковский написал минимум два больших полотна под одним названием «Осуждённый».

Первое храниться сегодня в Русском музее в Санкт Петербурге, оно было завершено в 1879 году, а второе храниться в музее имени Машкова в Волгограде и было написано в период с 1879-1890г.

На первой, санкт-петербургской картине осуждённый окружен скорбящими родителями-крестьянами, конвоирами и обывателями. По выражению В.В. Стасова произведение «глубоко и сильно копнуло современную жизнь». И.Н Крамской в письме к И.Е. Репину отмечал, что перед картиной Маковского плачут.

«Волгоградский» вариант, над которым художник работал с 1879 по 1890 год – интерьер, расположение персонажей и их количество то же, но сами персонажи претерпели значительную трансформацию. Родители осужденного уже не крестьяне, а городские жители разночинцы.

Сочувствующие у входа не просто обыватели, а демократически настроенные студент и курсистка.

Искусствоведы замечают, что на «волгоградской» картине осужденный предстает измученным долгим заключением нет в нем воли и решительности героя созданного в самом первом акварельном варианте и виноватости в санкт-петербургском варианте картины.

Санкт-Петербургский вариант существует, как минимум на двух открытках. В дореволюционном чёрно-белом варианте и в цветном, выпущенном в 1972 году. Волгоградский вариант картины «Осуждённый» был напечатан в цветном формате на открытке после 1960 года.

Осуждённый, оправданный, ожидающий.

Существует одна картина, из содержания которой не ясно, оправданный на ней изображён ли осуждённый. Это картина живописца-реалиста Николая Алексеевича Касаткина (1859-1930гг) «В коридоре окружного суда», которая была выполнена в 1897 году. На переднем плане изображён сидящий на скамье мужчина, уткнувшись в колени которого плачет женщина.

Вроде бы это говорит о том, что перед нами осуждённый, но рядом находятся два конвоира и они охраняют совсем другого человека, сидящего между ними. Возможно, это оправданный и женщина плачет от счастья, но этой версии противоречит не слишком весёлое лицо главного героя.

Третья гипотеза – картина изображает ожидание приговора с предчувствием худшего.

Картина «В коридоре окружного суда» запечатлена на открытках как до событий 1917 года, так и после, например один вариант был выпущен 25000 тиражом в 1961 году. Так же встречаются открытки как в чёрно-белом, так и цветном исполнении.

Адвокаты на открытках с оправданными и осужденными.

Адвокаты – обязательные участники описываемых судебных событий. В те времена они назывались присяжными поверенными.

На картине К.А. Савицкого «В ожидании приговора суда» изображен сидящий за столом присяжный поверенный. О том, что это адвокат свидетельствует три обстоятельства: человек находится рядом с подсудимым, он одет во фрак, он задействован в ожидании.

Практически на всех своих жанровых картинах с изображением суда художник В.Е. Маковский не забывал вписывать адвокатов. На его картинах узнать адвоката довольно легко.

Адвокаты обязаны были в судебном заседании на левом лацкане носить знак присяжного поверенного. На картине «Осуждённый» варианта 1879 года, адвокат изображён в ходе беседы в правой части картины.

О том, что это именно присяжный поверенный свидетельствует знак.

Но если на открытке «Осуждённый» адвокат изображён на втором плане, а на открытке с репродукцией более позднего варианта картины (волгоградский Осуждённый) фигура адвоката вообще «размазывается» а с фрака пропадает знак, то на другой открытке «Оправданная» адвокат является одной из центральных фигур картины. За трибуной, уставший, но довольный, в белоснежной манишке с чётко прорисованным знаком присяжного поверенного.

История Присяжной адвокатуры

  1. Мельниченко Р.Г., Повесть адвокатуры. // Адвокатская практика. № 3. 2015. С. 60-63.[ВАК]
  2. Мельниченко Р.Г., Источники института дисциплинарной ответственности присяжной адвокатуры после судебной реформы 1864 года // Судебная реформа 1864 года: ренессанс научного и практического интереса: материалы международной научно-практической конференции. – Волгоград: Изд-во Волгоградского филиала ФГБОУ ВПО РАНХиГС, 2015. С. 63-65.
  3. Мельниченко Р.Г., Дело 25 адвокатов (эхо дела Бейлиса): коллизия уголовной и дисциплинарной ответственности // Адвокат. 2013. № 11. С. 55-57.[ВАК]
  4. Мельниченко Р.Г., Научные исследования института дисциплинарной ответственности присяжной адвокатуры. // Вiсник Запорiского нацiонального унiверситету: Збiрник наукових праць. Юридичнi науки. – Запорiжжя: Запорiизкий нацiональний унiверситет, 2013. – №2 (II). С. 17-23.[ВАК Украины]
  5. Мельниченко Р.Г., Дисциплинарная ответственность присяжной адвокатуры: монография. – М.: Юрлитинформ, 2013. – 232 с.
  6. Мельниченко Р.Г., Дисциплинарный суд присяжной адвокатуры. // Вестник Волгоградской академии государственной службы. № 1/7. 2012. С. 104-107.
  7. Мельниченко Р.Г., Виды составов дисциплинарных правонарушений присяжной адвокатуры. // Новая правовая мысль. № 4 (53). 2012. С. 57-60.
  8. Мельниченко Р.Г., Взаимодействие дисциплинарной и уголовной ответственности в период присяжной и современной адвокатуры // Новая правовая мысль. № 2 (51). 2012. С. 56-59.
  9. Мельниченко Р.Г., Дисциплинарные правонарушения в отношении положительного образа (имиджа) присяжной адвокатуры. // Адвокатская практика. № 1. 2012. С. 29-31.[ВАК]
  10. Мельниченко Р.Г., Срывы судебных заседаний присяжными поверенными. // Адвокат. № 12. 2011. С. 42-47.[ВАК]
  11. Мельниченко Р.Г., Дисциплинарные правонарушения в отношении управления адвокатурой со стороны присяжных-управленцев: историко-сравнительный анализ. // Новая правовая мысль. № 6 (49). 2011. С. 62-63.
  12. Мельниченко Р.Г., Сравнительно-исторический анализ составов профессиональных правонарушений, направленных на умаление авторитета присяжной и современной адвокатуры. // Евразийский юридический журнал. № 12 (43). 2011. С. 124-126. [ВАК]
  13. Мельниченко Р. Г., лекция Присяжная адвокатура России. [электронный ресурс]. // Волгоград, 2011.

Источник: https://melnichenko.net/_p_name216.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.