Отзыв на оспаривание сделки при банкротстве

Защита от оспаривания сделки в процедурах банкротства. Особенности признания недействительными сделок с неравноценным предоставлением

Отзыв на оспаривание сделки при банкротстве

Продолжая публикации по некоторым вопросам, связанным с отдельными аспектами банкротства, остановлюсь на теме признания недействительными сделок с неравноценным встречным предоставлением.

На самом деле многие даже не подозревают, что купив что-либо по цене ниже рынка, они могут легко оказаться в орбите процедуры банкротства продавца в качестве ответчика по заявлению финансового или конкурсного управляющего о признании такой сделки недействительной. Здесь я попытаюсь рассказать, как можно защищаться от оспаривания подобных сделок, а также, что делать, чтобы, заключив сделку, шанс её оспаривания по данному основанию был бы минимален.

Понятие сделки с неравноценным встречным предоставлением

Тот, кто занимается банкротством, знает, что ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» содержит специальные основания для признания определенных сделок недействительными.

В общем, таких оснований три: заключение сделки с целью причинения вреда кредиторам (ч.2 ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»), сделки с предпочтением (ст. 61.

3 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и сделки с неравноценным встречным предоставлением (ч.1 ст. 61.2ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

Ч.1 ст. 61.2ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает:

Сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

Несмотря на простоту формулировки, как будет видно далее, иногда суды допускают ошибки. Для формирования правильной и убедительной правовой позиции при защите от требования о признании сделки по данному основанию недействительной необходимо все же подробно разобрать все признаки порочности такого вида сделок.

Первое, что бросается в глаза, это отсутствие требования знания контрагентом должника того обстоятельства, что должник неплатежеспособен. Иначе говоря, самого по себе объективного факта неравноценности встречного исполнения достаточно, чтобы удовлетворить требование об оспаривании сделки. Так, в п.

9 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.

1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“ (далее – ППВАС № 63) разъясняется, что если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в связи с чем наличие иных обстоятельств, определенных пунктом 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.

Таким образом, следует помнить, что занижение стоимости приобретаемого имущества в договорах или его покупка по явно заниженной стоимости всегда содержит риск признания таких сделок недействительными в случае банкротства продавца.

Следующим важным моментом являются признаки неравноценности.

Подчеркну, что здесь следует понимать, что анализируемая норма не говорит просто о несоответствии цены сделки рыночной цене, а необходимо исследовать стоимость предоставления именно в сравнимых обстоятельствах с учетом условий и обстоятельств такого предоставления.

Как ни странно, как раз непонимание данного момента является причиной неправильных судебных решений. Это конечно, простительно для тех КУ и ФУ, которые, например, в апелляционной жалобе просят признать недействительным решения суда первой инстанции, но недопустимо для судей.

Временной промежуток подозрительности по данной категории сделок составляет один год до  принятия заявления о признании банкротом. Если аналогичная сделка совершена за пределами этого временного промежутка, то она может быть признана недействительной уже по правилам ч.2 ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Но это уже совсем другая история.

Теперь можно перейти к обзору некоторых судебных актов по оспариванию сделок по мотивам неравноценности встречного предоставления. В них как раз можно найти ответы на вопросы адекватной защиты от заявлений КУ, ФУ или кредиторов о признании таких сделок недействительными.

Определение СКЭС ВС РФ от 15 февраля 2019 года № 305-ЭС18-8671 (2)

Данное определение, на мой взгляд, является очень важным, так как оно показывает, как можно исказить смысл существования самой нормы, что было сделано нижестоящими судами, а также, что важно выяснять для определения неравноценности встречного предоставления.

Решения нижестоящих арбитражных судов, коими являлись АСГМ, 9 ААС, АС МО, являются образцами слепого и бездумного применения нормы права, которое было исправлено лишь СКЭС ВС РФ.

Гражданка купила у АО, которое было через некоторое время признано несостоятельным, квартиру. Квартира была оплачена с привлечением кредитных средств (около 3 млн. руб.) и средств материнского капитала (около 350 тыс. руб.), остальная сумма (467 тыс. руб.) была оплачена  самостоятельно.

Стороны согласовали цену квартиры в размере 3 890 000 руб. Согласно заключению, сделанному в рамках проведения судебной экспертизы по обособленному спору, рыночная цена квартиры на момент ее продажи составляла 5 461 673 руб.

Разрешая спор, суды исходили из того, что оспариваемая сделка совершена в пределах одного года до возбуждения дела о банкротстве должника при неравноценном встречном исполнении со стороны покупателя, в связи с чем на основании положений ч.1 ст. 61.

2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» признали ее недействительной.

Как мы видим простой гражданин приобретя квартиру, оказался в орбите процедуры банкротства, и, более того, суды столичного региона с легкостью признали сделку недействительной и удовлетворили требования КУ, взыскав с него  1 571 673 рубля в пользу должника.

Да, как мы помним, ППВАС № 63 не требует недобросовестности контрагента должника, а одного лишь объективного факта неравноценности встречного предоставления. В данном деле суды не учли то, что ч.1 ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» требует внимания не только к цене, но и учитывать сравнимость обстоятельств.

Гражданке повезло, что СКЭС ВС РФ направило внимание судов на данные требования закона. Отменяя акты нижестоящих судов, ВС РФ исходил из следующего:

…помимо цены для определения признака неравноценности во внимание должны приниматься и все обстоятельства совершения сделки, то есть суд должен исследовать контекст отношений должника с контрагентом для того, чтобы вывод о подозрительности являлся вполне убедительным и обоснованным.

Из материалов дела следует, что на всем протяжении рассмотрения обособленного спора Черемисина М.А. в своих отзывах и возражениях на иск конкурсного управляющего ссылалась на то, что спорная квартира была оплачена с привлечением кредитных средств (около 3 млн. руб.) и средств материнского капитала (около 350 тыс. руб.

), остальная сумма (467 тыс. руб.) была оплачена заявителем самостоятельно. Соответствующие условия о порядке оплаты содержались в п. 2.1 оспариваемого договора купли-продажи.

При получении кредита в ПАО «Сбербанк России» производилась оценка приобретаемой квартиры и согласно результатам оценки ее цена соответствовала сумме, указанной в договоре.

По мнению судебной коллегии, названные факты указывают на то, что сопутствующие заключению договора обстоятельства и контекст взаимоотношений сторон, в том числе сведения об источниках 3 отыскания денежных средств на оплату квартиры, в рассматриваемом конкретном случае исключают вывод о подозрительности сделки, а также о неравноценном характере осуществленного контрагентом должника встречного предоставления. При этом конкурсный управляющий не приводил доводы о том, что Черемисина М.А. являлась аффилированным лицом должника или действовала недобросовестно.

Таким образом, из данного определения следует, что иногда при оценке сделки, как подозрительной, даже по мотивам неравноценности встречного предоставления имеет значение отсутствие недобросовестности контрагента должника. Оно подлежит учету именно в связи с тем, что норма требует исследования заключения сделок в сравнимых обстоятельствах.

Определение СКЭС ВС РФ от 21.11.2019 N 306-ЭС19-12580

Как Вы думаете, если продается один автомобиль обстоятельства его продажи сравнимы с продажей сразу шести автомобилей единым лотом? Следует ли договора, совершенные в один день по продаже шести автомобилей, как шесть отдельных договоров или как продажу шести автомобилей единым лотом? Следует ли определять неравноценность встречного предоставления по каждому из таких договоров в отдельности или определять неравноценность встречного предоставления по единому лоту? Именно данная правовая проблема и рассматривалась ВС РФ. Это определение очень интересно, так как дает пищу для размышлений и хороший ориентир для любого практика, кто защищает ответчиков по подобным обособленным спорам.

Посмотрим на факты данного дела.

Источник: https://pravorub.ru/articles/96895.html

Обобщение судебной практики по делам об оспаривании арбитражными управляющими сделок по основаниям, предусмотренным законодательством о несостоятельности (банкротстве)

Отзыв на оспаривание сделки при банкротстве

Обобщение судебной практики по делам об оспаривании арбитражными управляющими сделок по основаниям, предусмотренным

законодательством о несостоятельности (банкротстве)

Основным средством защиты прав и законных интересов кредиторов от неправомерных действий должника и отдельных кредиторов являются положения Федерального Закона N 127-ФЗ от 26.10.02 “О несостоятельности (банкротстве)” о недействительности сделок, совершенных должником.

Сделки могут быть признаны недействительными по общим основаниям, предусмотренным действующим законодательством, в том числе параграфом 2 главы 9 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве.

Основания недействительности сделки, заключенной должником, устанавливаются статьей 103 Закона о банкротстве.

Допускается предъявление требований не только о признании оспоримой сделки недействительной, но и о признании недействительной ничтожной сделки. В обоих случаях требование о признании сделки недействительной сопровождается требованием о применении последствий ее недействительности, если имело место полное или частичное ее исполнение.

Полномочиями на предъявление исков о признании недействительными сделок с участием должника обладают временный управляющий – в период наблюдения (п. 1 ст. 66 Закона), административный, внешний и конкурсный управляющий – в соответствующих процедурах банкротства, а также кредиторы должника.

В силу прямого указания абзаца 1 пункта 7 статьи 103 Закона о банкротстве иск о признании сделки недействительной или применении последствий недействительности ничтожной сделки предъявляется внешним управляющим от имени должника. В остальных случаях, предусмотренных п. 2-5 статьи 103 Закона, внешний управляющий предъявляет иски от своего имени.

Аналогичное правило содержится в пункте 4 статьи 129 закона, устанавливающей полномочия конкурсного управляющего. Конкурсный управляющий предъявляет иски в суд о признании недействительными сделок, в том числе по основаниям, предусмотренным ст. 103 Закона о банкротстве, совершенных должником.

Такие иски предъявляются конкурсным управляющим в соответствии с нормами о подведомственности и подсудности, предусмотренными АПК РФ. Вместе с тем по сделкам, которые могут быть признаны недействительными по основаниям, предусмотренным п. 1 ст.

103 Закона о банкротстве, течение срока исковой давности начинается со дня, когда о наличии основания для признания таких сделок недействительными стало известно обладателю этого права, т.е. должнику, а не арбитражному управляющему.

Напротив, сроки исковой давности по искам о признании сделок недействительными по основаниям, предусмотренным п.п. 2-5 ст.

103 Закона о банкротстве, исчисляются с того момента, когда о наличии основания для признания таких сделок недействительными узнал или должен был узнать именно арбитражный управляющий: при введении процедуры внешнего управления – с момента назначения внешнего управляющего, а при отсутствии внешнего управления – с момента назначения конкурсного управляющего.

Обобщение судебной практики рассмотрения споров по данной категории дел показывает правильное применение судами сроков исковой давности.

При оспаривании сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным Законом “Об акционерных обществах” – п. 1 ст. 103 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” – арбитражный управляющий выступает от имени должника, поэтому течение срока исковой давности исчисляется со дня, когда должник в лице своих органов, а не арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

1. Конкурсный управляющий при оспаривании крупной сделки по основанию несоблюдения порядка ее заключения не вправе ссылаться на недействительность решения общего собрания акционеров, не оспоренного в установленном порядке.

Белгородская область Дело N А08-148/07-11

Конкурсный управляющий ОАО “Б” обратился в арбитражный суд иском о признании недействительным договоров купли-продажи недвижимости, заключенных должником с ООО “М”, а также договора купли-продажи недвижимости, заключенного ООО “М” и ООО “К”, истребовании предмета сделок из чужого незаконного владения второго покупателя ООО “К” и о признании недействительным перехода права собственности на объекты недвижимого имущества.

В обоснование иска конкурсный управляющий ссылался на то, что сделки по отчуждению недвижимого имущества являются крупными, но совершены без одобрения собрания акционеров, договоры заключались генеральным директором Х., который на тот момент таковым не являлся, так как не был избран на собрании акционеров.

Решением суда, оставленным в силе судом апелляционной и кассационной инстанции, в удовлетворении исковых требований отказано.

Суды исходили из того, что материалами дела были подтверждены полномочия Х. на заключение договора от имени общества. Из протокола внеочередного общего собрания акционеров ОАО “Б” от 05.10.2002 усматривается, что Х. был избран генеральным директором общества при наличии кворума – 76,3 участвующих акционеров.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/33670784/

Оспаривание сделки добросовестного приобретателя в рамках дела о банкротстве

Отзыв на оспаривание сделки при банкротстве

В первую очередь, я предлагаю смоделировать ситуацию в конкретных обстоятельствах, цифрах и датах, затем сформулировать правовую позицию Ответчика.

Итак, предположим, что в феврале 18 года Покупатель (далее по предстоящему иску «Ответчик») приобрел в собственность по договору купли-продажи 5 земельных участков в Московской области, а именно: 4 земельных участка под застройку и 1 земельный участок – дорога между ними.

Продавец тоже физическое лицо, которое являлось единственным собственником объектов с 16 года, когда получило их в собственность по соглашению о разделе имущества супругов. Покупатель и Продавец зарегистрированы в другом регионе РФ.

Сделка была успешно зарегистрирована, расчет с Продавцом произведен в полном объеме.

В июне 2018 года Покупателя вместе с Продавцом в качестве Ответчиков привлекают к участию в деле о признании недействительными сделок по купле-продаже данных земельных участков.

Истцом по заявленным требованиям выступает Компания, которая является Кредитором бывшего супруга Продавца (далее по предстоящему иску – «Кредитор», «Истец»).

Истец в обосновании заявленных требований указывает, что вступившим в законную силу судебным актом в 2017 году – на основании исполнительного листа – было обращено взыскание на имущество супруга Продавца (дале по предстоящему иску – «Должник»), а именно 100 земельных участков (по обязательствам супруга перед Кредитором от 2014 года).

Земельные участки, приобретенные Покупателем, также входят в состав этих 100 земельных участков. На дату совершения сделки между Покупателем и Продавцом – никаких обременений или запрещений в ЕГРН зарегистрировано не было.

 Таким образом, Истец, предъявляя иск о признании сделок недействительными и применении последствий недействительности сделок, защищает свои имущественные права, обеспеченные земельными участками.

 Требования Кредитора основаны на незаконных, по мнению Истца, действиях супруги Должника (Продавец) по регистрации права собственности за собой на земельные участки, принадлежащие Должнику на праве собственности и на действия с которыми был наложен арест и последующем их отчуждении.

Истец ссылается, что Продавец, совершая сделку по продаже земельных участков Покупателю, действовала недобросовестно и со злоупотреблением права.

Указывая на это обстоятельство, Истец, ссылаясь на положения п. 1 ст. 10, ст. 168 ГК РФ, а также положения Пленума ВС РФ от 23.06.2015 г.

№ 25 просит признать заключенные договоры купли-продажи недействительными и применить последствия недействительности сделки.

Данный иск может быть рассмотрен в порядке арбитражного судопроизводства, однако наиболее вероятно, что такой иск сперва будет предъявлен в суд общей юрисдикции по месту нахождения земельных участков. Поэтому изначально мы начнем формулировать правовую позицию Покупателя и его возражения – по правилам ГПК РФ.

Правовое обоснование позиции Ответчика в суде общей юрисдикции: правила подсудности

Как правило, предъявление таких исков является большой неожиданностью для Покупателя и для того, чтобы сориентироваться, необходимо выиграть время, поэтому, в первую очередь наиболее целесообразно заявить о нарушении правил подсудности.

В соответствии со ст. 33 ч. 1 и 2 ГПК РФ дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно станет подсудным другому суду. Суд передает дело на рассмотрение другого суда, если при рассмотрении дела в данном суде выявилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности.

По общему правилу в соответствии со ст. 28 ГПК РФ иск предъявляется по месту жительства ответчика. В соответствии с ч. 1 ст.

30 ГПК РФ иски о правах на земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, леса, многолетние насаждения, здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей, а также об освобождении имущества от ареста предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов или арестованного имущества.

Предметом заявленных истцом требований является признание недействительным договора купли-продажи недвижимого имущества, что не относится к искам о правах на недвижимое имущество, к которым применяются правила об исключительной подсудности.

При этом согласно разъяснениям высших судебных органов, изложенным в абзацах 2 и 3 пункта 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», к искам о правах на недвижимое имущество относятся, в частности, иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения, об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, о признании права, об установлении сервитута, об установлении границ земельного участка, об освобождении имущества от ареста.

Несмотря на то, что положения приведенного совместного Постановления высших судебных органов Российской Федерации не устанавливают исчерпывающий перечень исков, относящихся к категории исков о правах на недвижимое имущество, указанные разъяснения не относятся к таким искам, к которым применяются правила об исключительной подсудности, иски, предметом которых являются требования обязательственно-правового, а не вещного характера.

Между тем, заявленный иск о признании договора купли-продажи недействительным носит обязательственно-правовой, а не вещный характер. Требования Кредитора (Истец) не содержат спора о правах на земельные участки.

При этом, требование о погашении регистрационной записи не является требованием о правах на недвижимость, Истец не просит разрешить требование о правах Покупателя на земельные участки или признать права на спорную недвижимость за собой.

Поскольку иск заявлен об оспаривании сделки, материально-правовых требований относительно объектов недвижимости, указанных в договоре купли-продажи, не заявлено, при определении подсудности настоящего спора необходимо руководствоваться нормой ст. 28 ГПК РФ. Учитывая местонахождение ответчиков, Кредитор вправе предъявить иск в суд по месту нахождения одного из ответчиков (в другом регионе РФ).

Правовое обоснование позиции Ответчика в суде общей юрисдикции: оценка выбранного Истцом способа защиты права

Так, в соответствии с п.

35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» если имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться с иском об истребовании имущества из незаконного владения приобретателя (статьи 301, 302 ГК РФ). Когда в такой ситуации предъявлен иск о признании недействительными сделок по отчуждению имущества, суду при рассмотрении дела следует иметь в виду правила, установленные статьями 301, 302 ГК РФ.

Согласно п. 1 ст.

302 Гражданского кодекса РФ если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Статья 302 ГК РФ должна применяться Судами РФ с учетом позиции Конституционного суда Российской Федерации, отраженной им в Постановление Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 г. № 6-П.

В соответствии с указанным Постановлением когда по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться в суд в порядке статьи 302 ГК Российской Федерации с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущество (виндикационный иск). Если же в такой ситуации собственником заявлен иск о признании сделки купли-продажи недействительной и о применении последствий ее недействительности и при разрешении данного спора судом будет установлено, что покупатель является добросовестным приобретателем, в удовлетворении исковых требований в порядке статьи 167 ГК Российской Федерации должно быть отказано.

Иное истолкование положений пунктов 1 и 2 статьи 167 ГК Российской Федерации означало бы, что собственник имеет возможность прибегнуть к такому способу защиты, как признание всех совершенных сделок по отчуждению его имущества недействительными, т.е.

требовать возврата полученного в натуре не только когда речь идет об одной (первой) сделке, совершенной с нарушением закона, но и когда спорное имущество было приобретено добросовестным приобретателем на основании последующих (второй, третьей, четвертой и т.д.

) сделок.

Таким образом, содержащиеся в пунктах 1 и 2 статьи 167 ГК Российской Федерации общие положения о последствиях недействительности сделки в части, касающейся обязанности каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке, – по их конституционно-правовому смыслу в нормативном единстве со статьями 166 и 302 ГК Российской Федерации – не могут распространяться на добросовестного приобретателя, если это непосредственно не оговорено законом, а потому не противоречат Конституции Российской Федерации.

Если на момент заявления иска объект недвижимости передан в собственность добросовестного приобретателя по возмездной сделке, то не подлежат применению последствия недействительности сделки путем возвращения имущества, находящегося у него, его первоначальному собственнику.

Кредитор не лишен возможности защитить свои нарушенные права и законные интересы иными способами, в частности путем подачи иска к недобросовестному должнику о возмещении убытков либо виндикационного иска к новому собственнику при наличии оснований усомниться в его добросовестности (см.

например Апелляционное определение Пермского краевого суда от 23.10.2013 по делу № 33-10131-2013).

Учитывая изложенную выше позицию Верховного суда РФ и Конституционного суда РФ, для правильного рассмотрения дела: по иску Кредитора (Истец) к Покупателю и Продавцу (Ответчики), – Суду следует установить является ли Покупатель добросовестным приобретателем спорной недвижимости или нет.  

Источник: https://verdicto.ru/tipovye-dela/bankrotstvo/osparivanie-sdelki-dobrosovestnogo-priobretatelya-v-ramkakh-dela-o-bankrotstve.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.