Тюрьма для военных преступников

Тюрьма Шпандау. Жизнь после Нюрнбергского процесса

Тюрьма для военных преступников

Прошло 30 лет с тех времен, как в 1987 году прекратила свою деятельность Межсоюзная тюрьма Шпандау (МТШ) в Западном Берлине. По решению нюрнбергского Международного военного трибунала в этой тюрьме отбывали наказание приговоренные к различным срокам заключения семь бывших руководителей Третьего рейха:

– заключенный №1 (Ширах) – бывший руководитель фашистского молодежного движения “Гитлерюгенд” и гауляйтер Вены; приговорен к 20 годам тюремного заключения, освобожден из тюрьмы по истечении срока заключения 1 октября 1966 года.

– заключенный №2 (Дениц) — бывший командующий подводным флотом, главнокомандующий военно-морским флотом Германии, с 1 мая 1945 года преемник Гитлера; приговорен к 10 годам тюремного заключения, освобожден из Шпандау по истечении срока заключения 1 октября 1956 года.

– заключенный №3 (Нейрат) — бывший министр иностранных дел Германии, имперский протектор Богемии и Моравии; приговорен к 15 годам тюремного заключения, освобожден по состоянию здоровья в 1954 году.

– заключенный №4 (Редер) — бывший главнокомандующий военно-морским флотом Германии, адмирал-инспектор военно-морского флота; приговорен к пожизненному тюремному заключению, освобожден из тюрьмы по состоянию здоровья в 1955 году.

– заключенный №5 (Шпеер) — бывший личный архитектор Гитлера, министр вооружения и военной промышленности Германии; приговорен к 20 годам тюремного заключения, освобожден из Шпандау по истечении срока заключения 1 октября 1966 года.

– заключенный №6 (Функ) — бывший советник Гитлера по экономическим вопросам, министр экономики, генеральный уполномоченный по военной экономике Германии; приговорен к пожизненному тюремному заключению, освобожден по состоянию здоровья в 1957 году.

– заключенный №7 (Гесс) — бывший заместитель Гитлера по партии; приговорен к пожизненному тюремному заключению, покончил жизнь самоубийством в саду тюрьмы Шпандау 17 августа 1987 года.

Заключенных доставили в тюрьму Шпандау в июле 1947 года из Нюрнберга самолетом британских военно-воздушных сил. С аэродрома в тюрьму осужденных везли на автобусе в сопровождении военной охраны. В Шпандау, в порядке выхода из автобуса, заключенные и получили свои номера. 

Управление Межсоюзной тюрьмой Шпандау осуществлялось дирекцией тюрьмы в составе четырех директоров, по одному представителю от каждой из союзных держав — победительниц во Второй мировой войне: Великобритании, Франции, СССР, США. Один из директоров являлся председательствующим директором, меняясь ежемесячно. Все решения дирекция тюрьмы принимала единогласно.

Внешнюю охрану тюрьмы Шпандау помесячно несли воинские караулы Великобритании (январь, май, сентябрь), Франции (февраль, июнь, октябрь), СССР (март, июль, ноябрь), США (апрель,август, декабрь). Смена председательствующего директора и караулов наружной охраны происходила в 12.00 первого числа каждого месяца.

Внутренняя охрана тюрьмы обеспечивалась круглосуточным несением дежурства надзирателями стран-союзников.

После того, как в тюрьме Шпандау остался единственный заключенный и количество надзирателей было уменьшено, каждое из четырех государств имело по пять надзирателей.

График дежурства составлялся таким образом, что на трех внутренних постах одновременно несли дежурство надзиратели от трех стран.

Для надзора за состоянием здоровья заключенных каждая из четырех держав назначала офицера-врача. Врачи периодически проводили обследование заключенных, согласованно назначали необходимое лечение.

Для работы внутри и вне территории тюрьмы Шпандау нанимался обслуживающий персонал из числа граждан стран — членов ООН, помимо стран-союзников и Германии. Обслуживающему персоналу, за исключением санитара, категорически запрещались контакты с заключенными.

Основные расходы по содержанию Межсоюзной тюрьмы Шпандау нёс западноберлинский сенат. В последние годы на содержание тюрьмы, персонала и заключенного сенат ежегодно отчислял 500-700 тысяч западногерманских марок.

В годы “холодной войны”, когда официальные отношения бывших союзников были очень напряженными, тюрьма Шпандау была уникальным местом в мире, где представители четырех стран продолжали тесно совместно работать.

К 1987 году тюрьма Шпандау играла значительную роль в глобальной международной политике и имела большое значение для каждой из четырех стран-победительниц во Второй мировой войне.

У Рудольфа Гесса созрел дерзкий план – выйти на свободу, используя для этого противоречия между бывшими союзниками, а также своеобразную систему взаимоотношений, сложившуюся между заключенным и одним из американских надзирателей.

17 августа он попытался реализовать свой замысел, но вмешался “господин случай” и вместо выхода на свободу Гесс отошел в мир иной. Однако оставленная им предсмертная записка могла пролить свет на многие тайны тюрьмы Шпандау, поэтому записку пришлось подделать.

1. Что случилось в тюрьме Шпандау в 1987 году?

2. Советское присутствие в Межсоюзной тюрьме Шпандау.

3. Когда Великобритания рассекретит “Дело Гесса”?

После смерти последнего узника здание Межсоюзной тюрьмы Шпандау было разрушено, а на его месте построен торговый центр и автомобильная стоянка.

О былых временах сегодня напоминают только вековые деревья — свидетели истории, некоторые здания, сохранившиеся за бывшей тюремной стеной, да старые фотографии в мировой сети интернет.

Неизменными остались также улица и фонарный столб, стоявший у въезда на территорию тюрьмы Шпандау.

1987 год. Вид на тюрьму Шпандау

2017 год. Вид на территорию, где располагалась тюрьма Шпандау, через 30 лет

2019 год. На месте въезда в тюрьму Шпандау построено новое здание. Ничто больше не напоминает о былых временах, кроме старого фонарного столба

Источник: https://spandau-prison.com/

История тюрьмы Шпандау

Тюрьма для военных преступников

В августе 1945 года правительства СССР, США, Великобритании и Франции учредили Международный Военный Трибунал для справедливого наказания руководителей немецкого государства, развязавших мировую войну.

Суд над главарями нацистской Германии проходил в Нюрнберге. Этот старинный баварский город был выбран не случайно: именно в нем проходили съезды нацистской партии, здесь устраивались шумные парады и сборища нацистов

Судебный процесс длился почти одиннадцать месяцев – с 20 ноября 1945 по 1 октября 1946 года.

К смертной казни через повешение:

германа геринга,

мартина бормана (заочно),

эрнста кальтенбруннера,

иоахима фон риббентропа,

вильгельма кейтеля,

альфреда розенберга,

ганса франка,

вильгельма фрика,

юлиуса штрейхера,

фрица заукеля,

артура зейсс-инкварта,

альфреда йодля.

смертные приговоры были приведены в исполнение американским солдатом джоном вудзом в в ночь на 16 октября 1946 года в спортзале нюрнбергской тюрьмы. тела казненных сожгли, а прах развеяли по ветру.

немецкие военные преступники, приговорённые на нюрнбергском процессе к различным срокам заключения отбывали срок в берлинской тюрьме шпандау.

межсоюзная тюрьма шпандау в западном берлине

этот тюремный комплекс из красного кирпича, окруженный стенами из красного кирпича высотой около шести метров по периметру, напоминающий средневековую крепость (тюрьму и впрямь иногда путают с цитаделью шпандау, которая находится в нескольких километрах севернее), был построен в 1876 году.

до начала второй мировой войны в тюрьме шпандау содержалось более 600 заключённых. шпандау, занимавшая территорию 3,2 га, располагала 132 одиночными камерами, 5 пересыльными и 10 большими залами на 40 человек каждый. и для размещения новых заключённых в тюрьме была проведена соответствующая реконструкция.

первый этаж камерного блока был изолирован от остальных сооружений. в 32 камерах блока были положены новые полы, отремонтированы санитарные комнаты. маленькие одиночные камеры модифицировали, чтобы исключить возможность самоубийства.

по углам шестиметровой кирпичной стены, ограничивавшей тюремный двор, было построено семь сторожевых вышек с пулемётами и два трёхметровых забора из колючей проволоки, один из них под током высокого напряжения, окружавшие тюрьму деревья и кустарники были вырублены. вышки были оборудованы охранной сигнализацией.

между заборами находилась дорожка для часовых с собаками. в ночное время окружающая территория освещалась мощными прожекторами. в тюрьме имелась автономная электростанция. в шпандау можно было попасть только через входные ворота со стороны вильгельмштрассе.

и вот 18 июля 1947 года в берлинскую тюрьму шпандау привозят семь главных немецких фашистов

Это были:

1. Бальдур фон Ширах (лидер молодёжи Германского Рейха и имперский наместник в Вене), осужден на 20 лет.

2. Карл Дёниц (гросс-адмирал, главнокомандующий военно-морским флотом Германии, в 1945 году последний рейхспрезидент), осужден на 10 лет.

3. Барон Константин фон Нейрат (1932-1938 годы – министр иностранных дел, 1939-1941 годы – протектор Богемии и Моравии), осужден на 15 лет.

4. Эрих Редер (гросс-адмирал, главнокомандующий Кригсмарине до 30 января 1943 года), осужден пожизненно.

5. Альберт Шпеер (имперский министр вооружения и военной промышленности и главный архитектор имперской столицы), осужден на 20 лет.

6. Вальтер Функ (имперский министр экономики и президент Рейхсбанка), осужден пожизненно.

7. Рудольф Гесс (заместитель фюрера до 1941 года), осужден пожизненно.

После обыска и медицинского осмотра заключённым выдали поношенную концлагерную робу серого цвета с номерами на коленях и спине. Им были присвоены номера по порядку занимаемых ими камер. В соответствии с правилами тюрьмы, обращаться к заключённым можно было только по номерам.

Тюрьма Шпандау была единственным учреждением, которым управляла совместная администрация четырёх держав-союзниц во время холодной войны.

Начальники тюрьмы от четырехсторонней администрации союзников сменяли друг друга ежемесячно. Каждая страна в течение месяца обеспечивала охрану, двух докторов, поваров и другой персонал.

О том, под чьим управлением находится тюрьма, говорил соответствующий флаг перед зданием Контрольного совета.

Администрация, управляющая тюрьмой в данный момент, не могла единолично что-то менять в режиме: все мало-мальски важные решения принимались только единогласно на совещании четырех директоров, каждый из которых обладал правом вето. Точно так же консилиум из четырех врачей единогласно решал, как лечить заболевших заключенных.

Вход и выход осуществлялся исключительно через главные ворота. Тот, кто хотел пересечь полосу безопасности, окружающую Шпандау, должен был предъявить пропуск, подписанный всеми четырьмя комендантами. охраны и узников оплачивалось из городского бюджета, а позднее из федеральной казны.

Смена караула

Советская сторона принимала тюрьму под управление и охрану от французов и сдавала американцам. Смену караулов двух стран производили первого числа каждого месяца.

Первоначально данная церемония происходила перед главными воротами тюрьмы, на ней часто присутствовало множество зрителей. В последние два десятилетия церемония проводилась во дворе тюрьмы сразу за тамбуром главных ворот.

Выглядело все красиво и торжественно.

Заключенных разместили в одиночных камерах размером 3 на 2 метров во внутреннем тюремном блоке. Поскольку камер было в избытке, между камерами заключённых всегда оставляли свободную камеру, не допуская их общения перестукиванием.

В камерах, оборудованных раковиной и унитазом, имелись железная койка с матрацем и простынями, деревянный табурет и стол. Обыскивать заключённых разрешалось в любое время. Заключение было одиночным, но работа, прогулки и посещение часовни оставались общими. Вначале заключённым Шпандау были запрещены разговоры между собой или с другими лицами.

Позднее в тюремный устав были внесены изменения, позволившие заключённым общаться во время работы и прогулок.

Общая схема Межсоюзной тюрьмы Шпандау

По немецкому законодательству труд был обязательным условием заключения, и заключённые Шпандау должны были работать каждый день, кроме воскресений и общих немецких праздников.

Каждое утро заключённые были обязаны убирать камерный блок по установленному графику. Гесс нередко отказывался убирать туалетную комнату.

Описан случай, когда подметя пол в коридоре камерного блока, Гесс, полагавший, что его никто в этот момент не видит, опять разбросал мусор по углам.

Надзиратели считали его «трудным» заключённым: он постоянно находил причины для жалоб, яростно сопротивлялся тюремным требованиям, иногда по нескольку раз за ночь вызывал к себе санитаров. После жалобы Гесса на шум от железных набоек на обуви во время контрольных обходов советские охранники носили обувь на резиновой подошве.

Во внутреннем дворе тюрьмы Шпандау был большой красивый внутренний сад площадью в 6 тыс. м² с ореховыми деревьями и сиренью, где по распорядку дня проходили ежедневные прогулки заключённых. Ежедневная часовая прогулка заключённых продлевалась ещё на час, если заключённые выражали желание заняться физическим трудом на обустроенном в саду огороде.

Заключенные имели право пользоваться тюремной библиотекой за исключением политической литературы и книг по новейшей истории. Раз в месяц им разрешалось посылать и получать по письму размером до 4 страниц, каждые два месяца предоставлялось право на свидание с родственниками.

Тюремный устав Шпандау устанавливал, что паёк заключённых соответствовал по калорийности немецкому тюремному пайку. Дополнительное питание разрешалось только по предписанию офицера-врача с учётом физического состояния заключённого.

Строго выдерживала рацион питания заключённых только советская сторона в месяцы своего председательства. Питание заключённых сводилось к однообразному рациону из кофе, хлеба, супа и картофеля. Западные союзники кормили заключённых Шпандау значительно сытнее и вкуснее.

Американцы в свой месяц кормили заключённых теми же продуктами, что и посетителей офицерской столовой при тюрьме.

Четверо из семи заключённых Шпандау отбыли свои сроки полностью. В 1966 году из Шпандау были выпущены Альберт Шпеер и Бальдур фон Ширах, каждый из которых отсидел 20-летний срок.

С этого момента в тюрьме оставался один-единственный заключенный – рейхсминистр, заместитель Гитлера по партии, наци № 2 Рудольф Гесс. Именно его днем и ночью на протяжении многих лет стерегли караулы четырех держав.

В этом отношении тюрьма была уникальной.

Интересная ситуация сложилась в конце декабря 1969 году, когда Гесс находился в британском военном госпитале на излечении (по принятому союзными странами-победительницами соглашению Гесса должны были лечить именно там). Тогда три западные державы предложили Советскому Союзу вывести из Шпандау охранников, поскольку в тюрьме не было ни единого узника.

Однако СССР на это не пошел, резонно рассудив, что если тюрьму закрыть даже на короткое время, то потом вернуть туда Гесса будет уже практически невозможно. И советская сторона заявила, что Шпандау будет охраняться, как и прежде.

Так же решительно было отклонено предложение англичан снять «хотя бы часовых с башен», поскольку это стало бы грубым нарушением существующего соглашения о режиме тюрьмы. Поэтому 1 января 1970 года «офицер и двадцать четыре солдата полка королевских фузилеров подошли строевым шагом к воротам тюрьмы и взяли оружие на караул.

Ворота открылись, и оттуда вышли американские охранники, которые весь декабрь, включая и рождественские праздники, несли строгую охрану тюрьмы, в которой не было ни единого заключенного. Смена охраны произошла по-военному четко».

До 1987 года Гесс отбывал срок в одиночестве и был единственным заключённым тюрьмы.

После того, как Гесс оказался единственным заключённым Шпандау, опасаясь за его душевное здоровье, директора согласились смягчить правила содержания.

Гесса перевели в камеру большего размера, бывшую часовню, ему выдали электрочайник, и он мог готовить себе чай или кофе в любое время. Его камера не запиралась, и Гесс имел доступ в помывочные помещения и библиотеку.

Рудольф Гесс в тюрьме Шпандау

17 августа 1987 года 93-летний Рудольф Гесс покончил с собой, повесившись на кабеле электроудлинителя, закреплённого на оконной ручке.

В кармане Гесса была обнаружена короткая прощальная записка, адресованная жене. 21 августа тело Гесса было передано семье, по поручению которой в Мюнхене была проведена вторая аутопсия.

17 сентября Контрольный совет официально признал смерть узника самоубийством.

Межсоюзную тюрьму Шпандау сравняли с землей

3 сентября 1987 года после смерти последнего заключённого Рудольфа Гесса здание тюрьмы Шпандау, во избежание пропагандистских выступлений со стороны неонацистов, начали сносить. К концу сентября все было кончено – тюрьму Шпандау сровняли с землей, а на ее месте разместилась парковочная стоянка. В настоящее время здесь находится крупный торговый комплекс, разбит сквер.

18 июля 1947 года

Если Вам понравилась статья, ставьте лайк, делитесь с друзьями и подписывайтесь на мой канал!

Источник: https://zen.yandex.ru/media/kalendarhistory/istoriia-tiurmy-shpandau-5b4f8bfb82926400aa8dba19

Зона – зоной, а обед по расписанию.Фото Евгения ЛИСАНОВА

Название поселка Леплей, что в Мордовии, для обычного человека, пожалуй, мало о чем говорит. Обычный населенный пункт, который едва можно отыскать на географической карте с первого раза. Словом, типичный “медвежий угол”, каких десятки тысяч по всей нашей необъятной матушке-России. Хотя это местечко по-своему примечательно и достаточно известно сотрудникам правоохранительных органов, пенитенциарной системы. Именно здесь, почти в 200 км от Саранска, среди дремучих лесов и непроходимых болот затерялась, пожалуй, единственная местная достопримечательность – ИК-5. “Пятерка”, как ее прозвали в народе.

НА “ПЯТЕРОЧКУ”

Среди здешних сидельцев – бывшие сотрудники прокуратуры, органов внутренних дел, уголовно-исправительной системы, судьи… В современной России таких специализированных зон насчитывается несколько, причем “пятерка” является одной из крупных. В 2001 г. она еще и поменяла “статус”: стала колонией строгого режима.

Уже на зоне понимаешь: ты – в другом мире, вся территория которого огорожена высоким деревянным забором, увенчанным мотками колючей проволоки, плюс автоматчики на вышках по периметру, современная система сигнализации.

То тут, то там слышна злобная перебранка сторожевых собак. Впрочем, приятно удивляет другое: многие осужденные приветливы, здороваются не только с сотрудниками колонии, но и с незнакомцами.

“Не обольщайтесь их вежливостью, – советует заместитель начальника ИК-5 по воспитательной работе капитан внутренней службы Вячеслав Устименко. – Не следует забывать, что большинство этих людей совершили тяжкие и особо тяжкие преступления.

В их “послужном” списке убийства, грабежи, разбойные нападения, изнасилования, тяжкие телесные повреждения, вымогательства, преступления, связанные с наркотиками”.

Жилая зона, где коротают свой многолетний срок осужденные, чем-то напоминает воинскую часть. Здесь есть все для нормальной жизнедеятельности в экстремальных условиях: от библиотеки до санчасти. Но прежде чем попасть в жилые помещения, новички отправляются в местную санчасть, рассчитанную на 10 койко-мест. Здесь они проходят своего рода тест-контроль.

С какими только болезнями сюда не попадают! Педикулез, туберкулез, заболевания легких и почек… Но и с ними успешно борются. Проблем с медикаментами нет, заверили меня. “Если человек выздоровел, – говорит врач Татьяна Опушкина, не один десяток лет проработавшая на зоне, – его выписывают, больные остаются в санчасти.

Ну а если необходимо вмешательство специалистов узкого профиля, направляем на дообследование”.

После бани новоиспеченных зэков переодевают в спецовку черного или темно-синего цвета и на две недели отправляют в карантин. После “курса молодого бойца” новичков распределяют по отрядам. Всего их 12. Каждый насчитывает от 50 до 100 осужденных.

Жилое помещение внешне напоминает казарму со своими дневальными, комнатами воспитательной работы и для приема пищи, хранения личных вещей; в жилых секциях – кровати, телевизор.

Да и распорядок дня подстать армейскому: подъем в 6 утра, физзарядка, заправка коек, завтрак, развод на работу: В 10 вечера – отбой.

Еще пару шагов – и мы в столовой. О тюремной баланде ходит много небылиц: мол, настоящая отрава для скота. Не верьте – байки все это, перекочевавшие в наше сознание из отечественного кинематографа. Деликатесов, само собой, здесь не подают, однако пища вполне сносная – сам пробовал.

Не забыты и религиозные чувства верующих. Руководство зоны заключило договор со священнослужителями о сотрудничестве. Два раза в месяц в молельной комнате проходят богослужения. В отпуск осужденных, понятно, не отпускают. Но с родными и близкими можно встретиться в комнате для длительных свиданий – трое суток.

Здесь все без исключения ждут конца недели, когда можно отдохнуть, принять участие в спортивных мероприятиях. И не только.

Благодаря кипучей деятельности начальника отдела воспитательной работы с осужденными ИК-5 УФСИН России по Республике Мордовия подполковника внутренней службы Михаила Ермакова культурно-массовая работа бьет ключом. Проводятся смотры художественной самодеятельности, конкурсы…

В прошлом году колония заняла 1-е места в смотре художественной самодеятельности колоний, расположенных в Мордовии, и во всероссийском конкурсе “Калина красная”.

Драк не бывает, но ссоры, словесные стычки – явление нередкое. За незначительные проступки – выговор. Впрочем, некоторым море по колено. За систематическое нарушение режима, ссору можно угодить на 15 суток в штрафной изолятор. Кому и этого маловато, перевоспитывают в помещении камерного типа. ПКТ – это то же самое что ШИЗО, только срок заточения может растянуться до полугода.

Но и это еще не предел. Встречаются индивидуумы, которые без устали ищут приключений на свою голову. И находят – в помещении со строгими условиями содержания.

В ПСУСе “парятся” на нарах те, кто систематически нарушает лагерный режим.

Они изолированы в отдельном помещении, закрытом на замок круглые сутки, за исключением прогулки и культурно-массовых мероприятий. Здесь можно “застрять” на 9 месяцев.

БЫВШИЕ…

Среди этой разношерстной и разноликой публики есть когорта лиц, некогда проходивших службу в Вооруженных Силах. От общего числа зэков процент их небольшой. Но как сильно они отличаются друг от друга! Какие разные судьбы! А вот свело их, пожалуй, одно – уголовщина.

Бывший старлей Внутренних войск Олег Романов здесь уже два года. Еще совсем недавно служил командиром роты по охране колонии на Урале, потом в милицейском батальоне в Белгороде.

Преступление совершил уже в Москве, где проходил службу при штабе Московского военного округа Внутренних войск.

За умышленное причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть по неосторожности, его осудили на шесть лет. Своей вины не признает.

Уже 9 лет сидит бывший курсант Сергей Каштанов. По семейным обстоятельствам отчислился из военного училища. Срочную служил рядовым Внутренних войск, после армии ушел в милицию. Казалось, все складывается…

Но в 97-м в бытовой ссоре убил товарища. “Подавляющее большинство наших подопечных, – рассказывает капитан Устименко, – свою вину не признают. Считают себя без вины виноватыми. Рассказывают всякие небылицы.

Правда, когда читаешь их личные дела, волосы дыбом встают от ими содеянного”.

Мамой клянется в своей невиновности и уроженец Азербайджана Шамиль Гасымов. Служил бывший старший сержант командиром отделения Аргунского погранотряда в Чечне. Может быть, и дослужился бы до долгожданного “дембеля”, но однажды, почувствовав себя на пике солдатской иерархии, решил повоспитывать сослуживца. Избил парня до смерти. Приговор суда – 9 лет “строгача”.

Антона Масленникова, некогда старшину учебной группы отряда спецназначения “Русь”, смело можно назвать новичком “пятерки”. Первоначально он коротал срок в знаменитом Владимирском централе, а в этом году его перевели сюда. Рассказывает, что знакомый задолжал ему кругленькую сумму и, чтобы не отдавать долга, подставил Антона на наркоте.

После окончания Новосибирского института Внутренних войск Ивана Фриму распределили в Красноярский край, где молодой лейтенант командовал взводом роты розыска и конвоя оперативного полка. Из войск уволился в 1999 г. капитаном. Работал следователем прокуратуры Петрозаводска.

Спустя два года, согласно материалам дела, ограбил автосервис, убил охранника. Правда, в нашей беседе он клялся и божился, что его попросту подставили, а следствие проводилось с нарушением процессуальных норм, да и все экспертизы подтверждают его невиновность.

Однако суд, так и не вняв доводам обвиняемого, назначил срок наказания – 17 лет.

Олег Смирнов службу в Вооруженных Силах закончил капитаном, в должности командира мотострелковой роты. В родном Тамбове дослужился до майора милиции, был оперуполномоченным уголовного розыска. Но решил заняться криминальным бизнесом.

Вместе с подельниками организовал группировку, которая занималась хищениями нефтепродуктов, “крышеванием”. В итоге приговор – 7 лет колонии строгого режима.

Олег считает, что суд не учел смягчающих обстоятельств: службу в горячих точках, орден Мужества.

Сотрудники колонии уже ничему не удивляются. Впрочем, среди их подопечных встречаются и полностью признающие свою вину. Как, например, бывший контрактник Валерий Куликов, служивший разведчиком-радиотелефонистом в Чечне. Только вот условия службы отрицательно сказались на неокрепшей психике молодого паренька – убил сослуживца в драке: 5 лет вычеркнуты из жизни.

В июле прошлого года здесь оказался и подполковник Виктор Мозин, бывший оперативный дежурный штаба МВО Внутренних войск. В его послужном списке служба на Дальнем Востоке и Украине. Подрался с соседом, да так, что тот скончался.

“Этот контингент, – подводит черту под галереей неудавшихся судеб исполняющий обязанности начальника колонии Сергей Цыганов, – заметно отличается от “жителей” обычных колоний повышенной организованностью, высоким уровнем интеллекта, знанием законов”.

ЗОНА НЕ ПУСТУЕТ

Хочешь не хочешь, а работать придется. Пенсионеры и инвалиды от работы освобождаются, остальным – прямая дорога на промзону. После завтрака, как уже отмечалось, – развод на работу. Рабочий день, как и везде, 8 часов.

Отказников практически не бывает – каждый занят своим делом. В зависимости от профессиональной подготовки и производственной необходимости осужденных направляют на тот или иной участок работы.

Ну а тех, кто вообще ничего не умеет делать, – в ПТУ при колонии, где осужденные осваивают навыки по тем или иным специальностям.

Швейный цех самый большой. Его продукция – спецодежда, халаты для рабочих, рукавицы, противоэнцифалитные костюмы – пользуется огромной популярностью у заказчика – Текстильвостоксервиса. Цех деревообработки занимается раскроем пиломатериалов.

Изготавливают здесь и кухонные гарнитуры, офисную мебель. Электроцех обслуживает энергетические потребности колонии; сувенирный – говорит сам за себя. Здесь производят шашки, нарды, гербы, пасхальные яйца, кухонные наборы и другие изделия.

Все это пользуется спросом у местного населения и реализуется в поселковом магазине.

Следует отметить, что заключенные получают зарплату. Правда, заработки низкие – до 500 рублей в месяц.

“Объясняется это тем, – поясняет заместитель начальника колонии по производству майор внутренней службы Александр Сяркин, – что наши подопечные не выполняют нормы выработки.

Сказывается еще и низкий уровень профподготовки осужденных. Нет стабильности в обеспечении материалами и сырьем деревообрабатывающих цехов”.

Не все заключенные “мотают” срок, установленный судом, от звонка до звонка. Некоторым удается освободиться досрочно: совершившим тяжкие преступления – после половины срока отсидки; особо тяжкие – две трети срока. Правда, для этого необходимо пройти очень сложную и подчас мучительную процедуру всевозможных согласований.

“Когда наступает право на условно-досрочное освобождение, – говорит и.о. начальника “пятерки” подполковник внутренней службы Сергей Цыганов, – осужденный через администрацию колонии подает ходатайство в адрес суда по месту нахождения колонии.

В 10-дневный срок администрация оформляет все необходимые материалы: готовит справку о поощрениях и взысканиях, характеристику на осужденного за весь отбытый срок. Совет воспитателей отряда выносит решение поддержать ходатайство заключенного или воздержаться.

Ну а затем все материалы об условно-досрочном освобождении, копии судебных решений, характеристика отсылаются в суд, который и принимает окончательное решение”. В прошлом году счастливчиков, досрочно покинувших “пятерку”, набралось 188 человек, в этом – пока 37.

Но освободившиеся места увы, никогда не пустуют. О чем красноречиво свидетельствует статистика. Если в прошлом году в колонии содержалось 1072 осужденных, то в этом – на 30 человек больше.

Однако все рекорды наполняемости побил позапрошлый год, когда количество заключенных перевалило за 1300 человек.

Такую криминальную кривую здесь связывают с меняющейся социально-экономической ситуацией в стране и ростом преступности среди сотрудников правоохранительных органов.

ИЩИТЕ ЖЕНЩИН

Если осужденным грех жаловаться на житье-бытье – многие проблемы по мере их появления так или иначе решаются, то у колонии, отдельных ее сотрудников они остаются, как говорится, на точке замерзания. Взять, к примеру, охрану колонии.

Если раньше, объяснили сотрудники, эту роль выполняли роты охраны, то в середине 90-х эти подразделения были расформированы, а их функции переданы колониям. Но мужских кадров катастрофически не хватает.

Выручают местные женщины, составляющие добрую половину от общего числа охранников.

Остро стоит и жилищный вопрос. Строительство дома давно заморожено. Каждый выкручивается по-своему: кто-то снимает угол у местных жителей, кто-то ютится в общежитии.

…К вечеру я собрал свой нехитрый журналистский скарб. Мое трехдневное “заключение” в “пятерочке” наконец-то закончилось. За спиной закрылись массивные железные ворота КПП.

Источник: https://www.vpk-news.ru/articles/5484

Узники тюрьмы шпандау

Тюрьма для военных преступников
?

Evgeny (klonik69) wrote,
2016-06-23 16:00:00 Evgeny
klonik69
2016-06-23 16:00:00 Categories:

  • История
  • Армия
  • Политика
  • Cancel

В 4 часа утра  18 июля 1947 года в нюрнбергской тюрьме разбудили семерых заключенных.

Им приказали сложить вещи в армейские рюкзаки, каждого из них сковали наручниками с американскими военными полицейскими, усадили в несколько машин скорой помощи и под охраной бронемашин и грузовиков с солдатами доставили на ближайший аэродром.

Уже через семь часов они прибыли к последнему пункту путешествия – в берлинский район Шпандау. Заключенные вышли из машин и увидели, что находятся у дома № 24 по Вильгельмсштрассе. Это адрес тюрьмы Шпандау.

“Каждый из семерых хорошо знал эту неуклюжую, сложенную из красного кирпича тюремную крепость, – пишет Дж. Фишман в книге “Семь узников Шпандау”. – В выборе ее была некая политическая справедливость – с 1933 года здесь размещался сборный пункт политических заключенных, направлявшихся в нацистские лагеря.

Это было место, где страдали тысячи жертв Гитлера, и здесь еще сохранились железные крючья, на которых подвешивали узников, использую любимый гестапо метод “короткой веревки”.

Приговор Нюрнберга:Заместитель фюрера Рудольф Гесс – “за полную поддержку агрессивных действий Германии и участие в военных преступлениях против человечества” – пожизненное заключение.

Министр вооружения и боеприпасов Альберт Шпеер – “за упорное расширение программы рабского труда, использование труда заключенных концлагерей и военнопленных и за мобилизацию рабочей силы в 14 миллионов человек” – 20 лет тюремного заключения.

Министр экономики и президент рейхсбанка Вальтер Функ – “за участие в экономической подготовке агрессивной войны и преступления против человечества, включая физических лиц и их собственность на оккупированных территориях” – пожизненное заключение.

Лидер “Гитлерюгенд” Бальдур фон Ширах – “за развращение умов детей, подготовку кадров для нацистской партии, антисемитскую политику в Австрии” – 20 лет тюремного заключения.

Гросс Адмирал Эрих Редер – “за планирования и ведение агрессивной войны и ведение неограниченной подводной войны, включая потопление невооруженных, нейтральных торговых судов” – пожизненное заключение.

Бывший министр иностранных дел и глава “Протектората Богемии и Моравии” барон Константин фон Нейрат – “за осуществление и принятие ответственности за исполнение внешней политики нацистских заговорщиков и за оправдание, руководство и участие в военных преступлениях и преступлениях против человечества” – 15 лет тюремного заключения.

Гросс-адмирал Карл Дениц – “за участие в военном заговоре, за неотмену приказа расстреливать союзных военнослужащих, захваченных в плен и как главу государства после смерти Гитлера, отдавшего приказ продолжить войну” – к 10 годам тюремного заключения.


Главный вход в тюрьму Шпандау.

“Точка зрения русских состояла в том, что осужденные должны содержаться в “полном одиночном заключении”, без права принимать гостей и без привилегии читать книги. Французы соглашались с одиночным заключением, но не более.

Англичане и американцы полагали, что такое обращение с узниками составляет наказание, выходящее за рамки того, что понимал под “наказанием” Нюрнбергский трибунал. Все время, пока продолжались эти желчные дискуссии, узники оставались в Нюрнберге.

Лишь по прошествии семи месяцев русские наконец согласились с тем, что приговор следует исполнять по тюремному кодексу Германии.”

Угол тюремной стены с вышкой часового.

“Пройдя караульную узники пересекли двор и подошли к стальной двери. а затем поднялись по двенадцати каменным ступеням  винтовой лестницы в главное тюремное здание.

у слева находилась дверь с надписью “Kommandatura”, за которой размещался кабинет начальников тюрьмы. Из было четверо, по одному от каждой из четырех стран, и они руководили тюрьмой по месяцу, сменяя друг друга.

Напротив – конференц-зал, где предстояло встречаться тем, кто отныне контролировал каждый миг жизни четырех осужденных.”

А. Шпеер незадолго до своего ареста.

“Заключенные двинулись дальше – мимо комнаты посетителей, прошли через очередную стальную дверь и оказались в коридоре с каменным полом. Эхо шагов было единственным звуком, отдававшимся от стен. Наконец они вошли в кабинет старшего надзирателя. Там им приказали раздеться.

Полностью обнаженными их провели в медицинский кабинет, где взвесили и осмотрели. В осмотре участвовали четыре врача. За время пребывания в управляемой американцами нюрнбергской тюрьме, где хорошо кормили и не ограничивали в табаке, все семеро, как оказалось, набрали вес.

Двери в камеры, где содержались семеро заключенных.

“В ходе осмотра заключенных еще раз обыскали на тот случай, если кому-то во время поездки удалось раздобыть ампулу с ядом. Все помнили о сенсационном убийстве Геринга.

В медицинской книге Шпандау сделали первые записи, после чего узников снова отвели в комнату старшего надзирателя. Старший британский надзиратель Чизхольм на прекрасном немецком сказал им: “Отныне вас будут знать только по номерам.

Это (он указал на лежащие семь стопок одежды) ваша одежда. Она пронумерована от 1 до 7.”

Письма узников Шпандау своим родным.

Один из редчайших снимков. Внутренний вид камеры фон Нейрата.

“Затем заключенным приказали опорожнить рюкзаки, и все, за исключением семейных фотографий, было изъято. Так, например, Дениц лишился серебряных наручных часов, серебряного будильника, двух авторучек, адмиральского жезла с бриллиантом, еще одного  – военно-морского – жезла, изготовленного знаменитым берлинским ювелиром Вильмсом и 15000 золотых марок.”

Фон Нейрат и К. Дениц (слева) в тюремном саду.
А. Шпеер в тюремном саду.

“Заключенные работают каждый день, кроме воскресенья, в зависимости от состояния здоровья. Работа включает в себя уборку тюрьмы и другие задания по решению начальства. В нерабочее время заключенные прогуливаются во дворе или в камерах, в зависимости от погоды, не менее часа ежедневно, разделенного на две части, утром и вечером.”

Жена, дочь и внуки К. Деница перед посещением Шпандау.
Рисунок, нарисованный а. Шпеером в Шпандау в 1948 году.”Первоначальный распорядок дня был таков:6.00 – заключенные встают, одеваются и по двое идут умываться,6.45 – 7.30 – завтрак,7.30 – 8.00 – уборка постелей, камер,8.00 – 11.45 – мытье коридора и другие необходимые работы; при определении работ принимается во внимание физическое состояние заключенного,12.00 – 12.30 – обед,12.30 – 13.00 – отдых в камерах (при выполнении тяжелой работы на воздухе заключенным разрешается отдохнуть в камерах до 14.00),13.00 или 14.00 – 16.45 – продолжение повседневных работ,17.00 – ужин,22.00 – выключается свет.

По понедельникам, средам и пятницам заключенных бреют и, при необходимости, стригут с 13.00 до 14.00.

Луиза Функ.
Фрау Редер с сыном Гансом.
Жена Р. Гесса.

“После завершение процедуры ознакомления в кабинете старшего надзирателя заключенных провели во внутренний блок Шпандау – надежный 90-футовый коридор с 32 камерами. Гесса сопроводили к самой дальней справа. Он вошел, дверь закрылась, повернулся большой железный ключ. Гесс увидел то, что должно было до конца жизни стать его домом.

Камеру, 8 футов в длину и 5 футов в ширину, недавно покрасили. Армейского типа кровать, застеленный белым матрас на металлических пружинах, деревянная табуретка, деревянный стол 3-х футов длиной – все расположено так, чтобы охранник через глазок в двери мог ясно видеть сидящего или лежащего заключенного. Слева от двери унитаз из фаянса.

Гесс должен был понять, что, если узник попытается разбить унитаз, чтобы осколком нанести себе смертельную рану, в тишине тюрьмы этот звук будет подобен взрыву бомбы. К стене прикручен открытый деревянный шкафчик с двумя полками.

Белое, армейского типа, полотенце, четыре трубы отопления, а высоко – так, чтобы не дотянуться, – маленькое зарешеченное окно.”

У охраны выдалась спокойная минутка.
Комната, где проводились совещания четырех начальников тюрьмы.
К. Дениц на восьмом году своего заключения.

“Спустя несколько часов после прибытия в Шпандау Дениц сел за стол, чтобы написать свое первое письмо домой, жене Инге:”Моя любимая Инге. Мы в Шпандау. Я могу написать два письма за шесть недель и получить столько же за тот же период. Я могу получать посылки, но только не продукты.

Пришли мне расческу и мыло, которого, похоже, здесь не хватает. Насколько я понимаю, мне можно принимать посетителей каждый два месяца в течении 15 минут. Союзники, кажется, договорились насчет нас (…

)Несмотря на справедливость местных начальников и охраны, должен сказать, что я никогда не признаю свой приговор справедливым или разумным. Я нахожусь здесь как политический заключенный, с которым по приказу сверху обращаются, как с обычным преступником.

Наши сердца уже пережили перевод сюда, а любые взлеты и падения уже не смогут изменить наших жизненных ценностей.Твой парень”

Дениц знал, что в Шпандау 134 камеры и обычно в тюрьме содержится более 600 заключенных.

Кто еще находится в ней вместе с ними? Когда, немного позднее, охранник открыл дверь камеры, Дениц решил, несмотря на запрет на разговоры, задать ему вопрос, никак не выходящий из головы. “Кто еще в Шпандау, кроме нас? – осведомился он. Охранник заколебался, но затем, чувствуя, что его не накажут за ответ, сказал: “В Шпандау нет других заключенных кроме вас семерых. Она вся ваша.”

Фотографии и текст из книги Дж. Фишмана “Семь узников Шпандау”.

Оригинал взят у home_for_heroes в Узники Шпандау

Германия, война, история

  • 6 января 1939 года возле города Мукачево состоялся ожесточенный бой, который, вплоть до мартовской оккупации Карпатской Украины,…

  • В украинском городе Мукачево на берегу реки Латорицы установлен памятник жертвам наводнения, которое произошло в Закарпатской…

  • Одной из древнейших крепостей в Украине является известный замок Паланок в Мукачево. Его средневековые стены до настоящего…

Источник: https://klonik69.livejournal.com/269928.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть